Комната в Риме

Фактически только в своем дебюте «Коровы» Медем оставался в рамках реалистического повествования. Все остальные его фильмы выглядят сказками Шахерезады для молодого поколения Евросоюза

Овсянки

Федорченко предлагает востребованный и у нас, и на Западе взгляд на Россию, как на страну склонную к житейской апатии и меланхоличным мечтам. Даже начинает казаться, что в этой стране не существует никакого правительства, а все это территория чьего-то грустного сна

Воображаемая любовь

Фильм Долана кажется заведомо ангажированным. Рассчитанным на своего зрителя, на зрителя своего поколения. И это является главной приманкой режиссера Долана. Это его умение ретранслировать тот язык, которым говорят Эмори Блейны XXI века

Ты встретишь высокого незнакомого брюнета

Неожиданно Вуди Аллен снял многонаселенную европейскую комедию, связав десяток персонажей разнообразными любовными отношениями и деловыми проектами. По сути своей получилось сочетание олтмановского подхода и типично алленовского наполнения

Влечение

Старый  как мир сюжет адюльтера вперемежку с кризисом среднего возраста у Катрин Корсини помножен на социальный контекст а-ля «Любовник Леди Чаттерли». Действительно, Скотт-Томас играет хрестоматийную представительницу французского upper-middle класса.

Убийца внутри меня

Режиссер упивается ретро 50-х, подбирает шляпы, платья, стаканы, кожаные кресла. В пасторальных тонах рисует он техасскую глубинку, тихие дороги, белые фасады домов, зелень деревьев. Словно сцену из военного фильма, с торжественной серьезностью он ставит эпизоды убийства Фордом собственных любовниц.

Я прихожу с дождем

Первое что приходит в голову это вопрос: что случилось с Чаном? Куда все пропало? Куда ушло чувство художественной органики автора «Рикши»? к Вирасетакулу? Рваный ритм повествования, пытающийся скрыть не прописанный сценарий, перманентно бьющий в уши  до раздражения пост-рок, неубедительность Кимуры Такая.

Американец

Когда принципиально ничего не происходит, приходится вглядываться в мельчайшие детали и оттенки эмоций героев. Но если у Джармуша в рукаве была спрятана непроницаемая физиономия де Банколе и вереница колоритных персонажей, увенчанная потрясающей Тильдой Суинтон, то обаятельный средний актер Клуни без экшна в кадре выглядит не сказать, что совсем бледно, но неуверенно.

Тайна в ее глазах

Кампанелла, следуя линии истинно «проголливудского» продукта, скатывает к полной стерильности своего фильма (не синонимы ли это вообще?). Где любая попытка принятия происходящего на экране, тут же терпит свое неминуемое крушение. Лишая всю историю драматизма и даже сопереживания.

Последние материалы: