Сэйдзюн Судзуки: Запоздалое признание

Перевод: Владимир Коробейников


Сэйдзюн Судзуки – одно из величайших имен в истории кинематографа. Он дебютировал в кино в далеком 1956-м году на легендарной студии «Никкацу», где будучи автором в рамках студийной системы создал большинство своих лучших работ. Затем было увольнение и небольшой закат. Судзуки снимал о гангстерах и криминальном мире, любил экспериментировать с визуальной составляющей своих фильмов и создавал на экране незабываемые образы. На его счету такие восхитительные работы, как «Токийский скиталец» (T?ky? nagaremono), «Рожденный убивать» (Koroshi no rakuin), «История проститутки» (Shunpu den), «Странник из Канто» (Kanto mushuku). Ему в любви признаются режиссеры от Тарантино до Джима Джармуша. В 90-х Сэйдзюн Судзуки во второй раз в своей жизни практически на десять лет отошел от большого кино. Он вернулся лишь в начале 00-х с фильмом «Пистолетная опера» (Pisutoru opera), отсылающим нас к его ставшему классикой «Рожденному убивать». После, в 2005-м году, он снял только ленту «Дворец Тануки» (Operetta tanuki goten). Премьера «Пистолетной оперы» состоялась на Венецианском кинофестивале 2001 года, где с легендой японского кинематографа пообщался автор сайта Midnight eye.


Говорят «Пистолетная опера» является сиквеллом «Рожденного убивать». Другие говорят, что это ремейк. Что это на самом деле?

Продюсер Сатору Огура предложил идею создания сиквела «Рожденного убивать». Так что поначалу я пытался мыслить в этом направлении, сохранив того же мужского персонажа, что и в «Рожденном убивать». Это не очень у меня получилось, поэтому я решил, что главная роль будет женская. Так вышло гораздо лучше. В результате сиквел превратился совсем в другую историю.

Тем не менее между фильмами наблюдается преемственность. В один момент персонаж Микиджиро Хиры говорит, что после работы хочет «женщину и рис», - это явно отсылка к обворожительному Джо Шиширо и вареному рису.

Персонажа Микиджиро Хиры в этом фильме зовут Горо Ханада. В «Рожденном убивать» его играет Джо Шиширо, это тот же персонаж. Оставаясь киллером, он выжил в течение прошедших тридцати лет. Я хотел чтобы этот герой остался. Изначально я планировал снять историю любви между Ханада и персонажем Макико Эсуми, но понял, что из этого ничего не выйдет и передумал.

До меня дошел слух, что изначально в фильме должен был играть сам Джо Шишидо. Что произошло?

Изначально такая идея была, но воплотить ее не удалось. О причинах лучше спросить продюсеров.

Мне показалось, что диалог в фильме носит не информативную функцию, но скорее относится к звуку, ритму, всей композиции картины. Особенно запоминающиеся реплики героини Макико Эсуми.

Используемое ею выражение «Чу-чу-тако-каина» (Chu chu tako kaina), распространено у нас в Японии, как мимическое. Это глупая поговорка, призванная унизить того, с кем вы говорите. Однако вы правы в том, что звук в фильме имеет больше отношения к ритму, чем к повествованию.

Хотелось бы узнать ваше отношение к кастингу. Как вы выбираете актеров, особенно, что касается актрис в «Пистолетной опере»?

Прежде всего они должны быть красивыми. Поскольку это экшн, они также должны быть в состоянии выполнить определенные действия в соответствующих эпизодах. Что до всех остальных, маленькую девочку я выбрал из-за её выразительных глаз. Кики Кирин, сыгравшая бабушку Эсуми-сан, обладает своей аурой, своим стилем, что сделало её, на мой взгляд, наиболее подходящей кандидатурой на эту роль. Используя в фильме женщин трех разных поколений, я хотел показать зрителю, как с годами видоизменяется женская красота.

Кадр из фильма «Пистолетная опера»

Интересно узнать, снимался ли весь фильм на территории Японии, поскольку в нем есть весьма нехарактерные, зарубежные на вид, пейзажи.

Все сцены были сняты в Японии. Однако в моем кино нет привязки ко времени и месту, поэтому нет необходимости в съемках за рубежом.

Какое здание использовалось в первой сцене? То, с которого падает Кенжи Савада?

Это железнодорожный вокзал Токио.

Чем вас привлекает жанр экшн и в частности фильмы про якудза?

На самом деле это не тот жанр, который меня привлекает. Но персонаж якудза является убийцей. Такие люди балансируют между жизнью и смертью. Это более интересные персонажи, чем простые люди. Их жизнь проходит очень близко со смертью, так что мы можем научиться умирать там, где умирают они и тогда, когда они умирают. У вас появляется более широкий выбор нежели те средства, которыми можно изобразить обычного человека.

Это напомнило мне, как один режиссер объяснял свои причины делать гангстерские фильмы. Он сказал, что жизнь гангстеров более насыщена, потому что она более коротка. Весь спектр человеческих эмоций становится возможным показать в более коротком периоде времени и более ярко, чем в случае с обычным человеком.

Я к этому отношусь проще (смеется).

Образы ваших персонажей чаще всего относят к популярному искусству. Чувствуете ли вы себя сопричастным современному поп-арт или к какому-либо иному художественно-эстетическому направлению?

Снимая фильм, я просматриваю множество картин, фотографий и рисунков. Они относятся не только к поп-арт, но также и к японскому изобразительному искусству. Особенно это касается изображения женщин. Я не совсем понимаю, почему в моем случае это называют поп-арт. Может быть в результате эти работы становятся частью популярного искусства, однако в мои намерения это не входит. Это просто становится чем-то сродни поп-арту.

Честно говоря, выбор цветов и тому подобное не является для них определяющим. В основном, фильм складывается из множества элементов, создающих сильное впечатление у зрителя. Я называю их трюками. Думаю, цвета - это один из таких трюков.

Каковы ваши впечатления от работы с CGI? Они удались на мой взгляд, их неестественность хорошо сочетается с вашим художественным подходом.

Для меня фильм - это вещь ручной работы, поэтому я не очень то люблю новые технологии. Созданный в кадре цвет выглядит хорошо, но если делать его уже потом на компьютере, для меня это похоже на подделку. Однако впервые при создании этого фильма я наблюдал практическую пользу от использования компьютерных технологий.

Кадр из фильма «Пистолетная опера»

Использование Синемаскопа характерно для ваших фильмов еще с 60х. Но почему вы решили снимать «Пистолетную оперу» в пропорциях 1.33:1 (4:3)? В наши дни это используется крайне редко.

Это была идея оператора. Он посчитал, что в этом формате цвет наиболее полно будет передаваться по всему экрану.

Музыка Казуфуми Кодамы отличается большим разнообразием и влиянием различных стилей, включая ска и джаз.

Я использую музыку в тех моментах, когда аудитория может заскучать. В таких случаях разнообразие в музыке, которую слышит зритель, лучше однообразия, - это для него не так скучно и пожалуй более весело. Поэтому я так и сделал.

Ранее в этом году (2001 – прим.ред) состоялось две большие ретроспективы ваших фильмов в кинотеатрах Японии. Одну из них, более крупную, проводила компания «Никкацу». Является ли для вас это неким подтверждением качества? Ведь эта киностудия уволила вас в 60х, и теперь вы наверное думаете: «Они наконец признали, что я делал хорошие фильмы?»

(смеется) Для фильма нет ничего лучше большого количества зрителей, пришедших его увидеть. Но в те времена мои фильмы не пользовались таким большим успехом. Сегодня, тридцать лет спустя, много молодежи приходит посмотреть их. Так что, либо мои фильмы вышли слишком рано, либо ваше поколение появилось поздновато. В обоих случаях успех приходит слишком поздно (смеется).

В течение 50-60х вы делали много фильмов, иногда по четыре в год. В последние десятилетия вы делали их гораздо меньше. Хотели бы вы делать больше чем в последнее время?

Нет (смеется). Потому что я стар. Прежде всего, стар чтобы быть режиссером, а во-вторых и в-третьих слаб физически. Знания и ум тут ни при чем.

Но многие японские режиссеры, такие как Кинджи Фукасаку и Шохеи Имамура, которым за 70, снимают очень энергичное и динамичное кино.

Это секрет силы руджин (roujin) (смеется). Энергия стариков! Это именно то, что в наши дни происходит в Японии. Да будет так! (смеется).

Что повлияло на скорость производства ваших фильмов в те времена: ваше желание или структура индустрии, структура программного кино?

Я был одним из режиссеров, работавших на «Никкацу» по контракту, так что компания обязывала меня делать фильмы с таким темпом. Программный кинематограф, как вы выразились.

Вам нравилось работать в таком ритме?

Это скорее было работой, нежели способом получения какого-либо удовольствия от создания фильма.

Вам нравится больше то, что сейчас вы выпускаете меньше фильмов?

Сейчас для меня это по-прежнему борьба. Может быть в ближайшие несколько лет я смогу получать удовольствие, снимая кино. Когда съемки превращаются в хобби, это также начинает приносить больше радости. Но очень тяжело достичь такого состояния. Нужна сила (смеется).

Кадр из фильмов «Рожденный убивать»

Я слышал что в структуре программного кино фильмы разделялись по степени важности. Фильмы класса «А» были наиболее важны для киностудии, так что их производство пристально мониторили и контролировали. Фильмы класса «Б» были менее важны для них, а класс «В» вообще не был важен. Но из-за этого режиссер фильма класса «В» имел больше свободы и зачастую делал фильм более интересный, нежели в двух вышестоящих классах. Какому классу принадлежали ваши фильмы и посещало ли вас такое чувство свободы?

Работая на компанию, я не мог слишком отклоняться от её курса. Но поскольку мои фильмы относились к категории «Б», у меня был более широкий спектр возможностей, чем у режиссера класса «А». Даже немного отклоняясь, у меня с ними не было больших проблем. Так что в этом смысле немного свободы у меня было. Больше, чем у режиссеров класса А.

Очевидно этой свободы оказалось недостаточно, так как через несколько лет «Никкацу» вас уволили. После этого вы не снимали на протяжении десяти лет вплоть до появления «Истории грусти и печали» (Hishu monogatari) в 1977-м. Чем вы занимались эти 10 лет? Я слышал вы как-то были связаны с аниме. Также вы проходили свидетелем в деле о непристойности «Империи чувств» Нагиса Осимы, если я не путаю?

Я снимал рекламу, участвовал в анимации сериала «Люпен». И - да, я выступал свидетелем защиты «Империи чувств».

Какие были ваши аргументы в защиту фильма?

Ох! Ну, я не помню (молчание). Если у вас была запрещенная книга, и отдельные слова были вычеркнуты из нее цензурой, что имело место в Японии до войны, книга теряла весь свой смысл. То же самое происходило с кино. И это то, что произошло с «Империей чувств». Так что я сказал, что если вы вычлените эти сцены, перечеркнете их, фильм потеряет смысл. Это было в точности как со старой системой цензуры, что была у нас до войны.

В последние десять лет примерно вы также участвовали в нескольких фильмах как актер, в частности в «Холодной лихорадке» (Cold Fever) исландского режиссера Фридрика Тор Фридриксона. Как это произошло?

Когда вы становитесь старше 60-ти, все становятся довольны тем, что вы делаете. Можно заниматься чем угодно. Поэтому я стал сниматься. Меня пригласили сняться в «Холодной лихорадке», и я согласился.

Вам понравилось сниматься в кино?

(смеется) Лучше чем сидеть дома без дела! Это захватывает, а также приносит деньги (смеется).

Масатоши Негасе и Сэйдзюн Судзуки в фильме «Холодная лихорадка»

После участия в съемках как актер стали ли вы иначе относиться к актерам?

Я в основном снимался в телефильмах. Это не профессиональная работа, скорее полу-профессиональная, так что мой опыт актера не так уж важен. Я играю не идеально, но я также не иду полностью на поводу у режиссера. Я делаю то, что могу, но при этом не лезу в дебри и не перечу режиссеру. Когда же я занимаюсь режиссурой, я всегда слежу, чтобы актеры не перечили мне. Так что я просто использовал аналогичное отношение, которого ищу от актеров в своих фильмах.

В «Холодной лихорадке» также снимался Масатоши Негасе, сыгравший в «Пистолетной Опере». Это произошло случайно или есть какая-либо взаимосвязь?

Нет, взаимосвязи никакой нет.

Насколько я понял, вашим следующим фильмом будет короткометражка, которую вы будете снимать в Париже, с Сайоко Ямагучи вновь в главной роли. Можете рассказать, как это стало возможным?

Меня пригласили продюсеры для частичного участия в этом проекте, являющемся сборником кино-новелл. Моя часть будет всего лишь шестиминутной, дальше будет другой режиссер. Всего по-моему в фильме участвует двадцать режиссеров.

Почему вы согласились участвовать?

Меня мой продюсер заставил! (смеется). Огура-сан вновь и вновь просил меня принять это предложение.


Перевод: Владимир Коробейников



главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject