Сергей Дёшин

94 МАТЕРИАЛ(А/ОВ) 0 КОММЕНТАРИИ

Я прихожу с дождем

Первое что приходит в голову это вопрос: что случилось с Чаном? Куда все пропало? Куда ушло чувство художественной органики автора «Рикши»? к Вирасетакулу? Рваный ритм повествования, пытающийся скрыть не прописанный сценарий, перманентно бьющий в уши  до раздражения пост-рок, неубедительность Кимуры Такая.

Посторонние в творчестве Гаса Ван Сэнта

Вся биография этого режиссера с его виражами то в сторону Голливуда, то в сторону европейского арта довольно противоречива. При просмотре фильмов Ван Сэнта  возникают случайные аллюзии и параллели, отсылающие к различным посторонним источникам, иногда чувство, как плагиата, так и переосмысления находок коллег.

 

Вспоминая первый номер: Лучшие дебюты. Десятки авторов Cineticle

Авторы Cineticle вспоминают лучшие дебютные фильмы в истории кино

Круглый стол авторов Cineticle

Французское кино сегодня.

Другой – это Филипп Гранрийе

«Земную жизнь пройдя до половины, Я очутился в сумрачном лесу, Утратив правый путь во тьме долины». Эти знаменитые начальные строки  «Божественной комедии» являются возможно лучшим эпиграфом кинематографу французского режиссера Филиппа Гранрийе

Лето в городе (Summer in the City)

«Я пожаловался, что музыкальный автомат все еще играл какие-то итальянские песни и что я выбрал в нем песню уже 15 минут назад», – говорит за кадром герой фильма. Спустя некоторое время начинает играть Be Bop a Lula Джина Винсента. Это его выбор. «Сделай погромче!»

Становление легенды

«Тени» – это нью-йоркский неореализм в стиле блюз. Спонтанный образец синема-верите на Манхэттене, снятый в полулюбительских условиях на обычную 16-мм пленку одним из самых принципиальных индивидуалистов в истории кино.

Бессрочные каникулы (Permanent vacation)

Джармуш в линейном сюжете строго следует традиции американского андеграунда, заложенной еще в фильмах Пола Моррисси: герой «проходит» через весь фильм, через весь сюжет, по пути встречая остальных персонажей; ни сцены без участия главного героя. Зритель следит не за сюжетом, а за героем.

Любовь холоднее смерти (Liebe ist kalter als der Tod)

«Любовь холоднее смерти» – своего рода инсценировка гангстерского фильма, аскетическое его переосмысление. Холодная, безэмоциональная, монотонная история о криминальной троице, рискнувшей ограбить банк. Вслед за Штраубом, Фассбиндер отходит от привычных схем в нарративе, устраняя всякое подобие интриги или кульминации, знакомых по американским образцам жанра.

Аромат зеленой папайи (L’odeur de la papaye verte)

«Аромат зеленой папайи» – один из самых удивительных и прекрасных фильмов в истории кино. Эстетская медитация, прустовская элегия, напоминающая больше импрессионистский ритуал с кинокамерой, пантомиму, уводящую по ту сторону слов во имя женского создания.

Последние материалы: