Выпуск №2 (Французское кино сегодня)

     

    Когда мы только задумывали журнал Cineticle, одной из главных наших целей была возможность открыто говорить обо всем, что нас интересует. Не боясь слов, не скупясь на излишние признания в любви или жесты нарицания. В этом смысле Cineticle – это не только журнал об авторском кино, но и журнал о любви к кино (см. наш манифест).  Мы весьма символично начали с темы полнометражного дебюта как первого шага, первого порыва навстречу новому миру.  И наш второй номер кажется замечательным продолжением этого движения – посвящением современному авторскому кино Франции как страны, остающейся главным источником вдохновения, основной кинематографией этого мира.

    Французы изобрели кино (причем, как замечательно заметил Годар в своей «Истории кино», придумав кино как изначально некоммерческое искусство), они же дали ему новый импульс к жизни. Теперь каждый раз, говоря об авторском кино, мы неизменно обращаемся к Франции, вспоминая в числе прочего «новую волну» как точку отсчета нового мира.  Где Годар равносилен Гриффиту и Эйзенштейну, Трюффо – целая система координат, а Риветт, Рене и существующий еще ранее Брессон – едва ли не главные модели развития современного киноязыка. Сегодня, говоря уже о новых поколениях кинематографистов, мы неизменно вспоминаем эти имена. Добавляя к ним еще и Гарреля, Пиалу, Ромера и многих других. И это лишь подтверждает факт, что французское кино – это еще и его история (выбранная в качестве союзника или обозначенная в качестве главного оппонента).

    Обо всем этом мы как раз и говорим на нашем первом Круглом столе.  В нашем новом начинании, весьма символичном (как, если не через дискуссию, можно приблизиться к истине?), основанном на импровизации, проведенном без каких-либо заранее заготовленных текстов. Отсюда, возможно, и некоторая сумбурность высказываний, обрывистость некоторых фраз, где ряд вопросов так и остаются повисшими в воздухе. Но одновременно это и то, чего мы в какой-то мере добивались. Собраться вместе и поговорить обо всем. Не заключая себя в рамки, не имея никаких абстрактных обязательств. Это диалог безнадежно влюбленных в кино, и во французское кино в частности. Попытка принятия и осознания этой своей любви.

    Последнее, по большому счету, можно сказать и о нашем втором по счету номере. Где во главу угла ставятся вкусовые приоритеты и ориентиры, разбросанные по разным стилистикам и жанрам. Где нет места Жене и Бессону, где «барочная волна» – уже частичка истории, где французское кино – это не только вычурные Деплешен и Грин, но и Амёр-Займеш, и Адбелетиф Кешиш.  И где наряду с «современными классиками» (понятие еще, безусловно, крайне спорное, о чем, собственно, и не преминул сказать нам Пьер Леон, но все же имеющее право на жизнь) Деплешеном, Дени и Ассаясом, существует и целая волна молодых режиссеров, со своими первыми фильмами, со своими особыми виденьями и абсолютно новыми мирами.

    Именно об этом весь наш номер. О фильмах и режиссерах современной Франции. О возможности разобраться в их месте в сегодняшнем кино, через тексты о них, через переосмысление их работ и высказываний. И в этом смысле это прекрасное продолжение того, что мы начали месяц назад. Того, что намерены продолжать и далее.