Иштван Сабо: «Я всегда снимал как зритель»

     

    В журнал Cineticle возвращается античный жанр «записано со слов». Дело в том, что последний из великих венгров Иштван Сабо соглашается на интервью редко и скорее из вежливости. Наш специальный корреспондент Николай КУЗНЕЦОВ, один из организаторов визита 81-летнего режиссёра на апрельский ММКФ-2019, не стал заниматься террором. Вступительное слово на показе дебютной «Поры мечтаний», несколько официальных и неофициальных мероприятий, мастер-класс во ВГИКе – Николай почтительно записывал главные высказывания Сабо.

     

    Репетиции

    Я почти не устраиваю репетиции. У режиссера есть только один шанс поймать ту самую эмоцию актера, которая полностью передаст образ, будет достойна оказаться на пленке. Представьте себе девушку и парня в кафе. Они юны, и молодой человек хочет признаться в любви, но очень боится показаться смешным. Наконец он решается и вкладывает в свое признание все чувства. Ком подступает к горлу, но, наконец, он произносит: «Я люблю тебя и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж». В этот момент проезжает грохочущий автобус. И девушка не расслышала, она спрашивает: «Что?». И вот попробуйте теперь сыграть эту сцену заново.

     

    Кино и театр

    В чем главное отличие театра от кино? Уже с третьего ряда вы не видите лицо актера, не замечаете энергии, меняющей его лицо. Напротив, в кино у зрителя есть возможность следить за лицом. И для меня это очень важно. Наверное, важнее всего.

     

    Образование

    Учиться искусству кино в профессиональных институтах важно. Это вряд ли способно сделать из вас режиссера, но, во всяком случае, вы будете знать историю кино. Очень часто слышу фразу: «У меня появилась совершенно новая идея для кино!». Обычно ты думаешь что-то в духе: «Да ну? Я это уже видел у Дзиги Вертова».

     

    Режиссура

    Этому невозможно научить. Важно знать основы мастерства, историю кино. На этом, пожалуй, всё.

     

    Тарковский

    Общаться с Андреем было очень тяжело. Тяжело насколько это только вообще возможно, когда твой визави считает себя гением. Здесь и дистанция, и характер общения. Мне всегда был ближе Бергман.

     

    Бергман

    Однажды Ингмар пригласил меня к себе. Это была большая честь. Договорились на 11 утра. В 10:55 я стоял возле двери студии и ждал. В 11:00 открылась дверь: Ингмар взял меня за руку и сказал: «Пойдем». Всё: через минуту я оказался в его мире.

     

    Каурисмяки

    Однажды Аки пригласил меня на свой кинофестиваль в Соданкюля. Потрясающий опыт. Хотя бы с той точки зрения, что ты видишь, как садится солнце и практически тут же появляется из-за горизонта вновь. Во время нашей встречи Каурисмяки хорошенько набрался и чуть не отвез меня на полярный круг.

     

    Тоталитаризм

    Я всегда очень завидовал скандинавам: они могли в искусстве заниматься изучением души, как это делал Бергман. У нас такой возможности не было исторически. Через дом каждой венгерской семьи прошел тоталитарный поезд.

     

     

    Фильм

    Фильм чем-то похож на готовку. Если ты приглашаешь к себе в гости, здорово, когда на тарелке вкусная еда, а не экскременты. Я не любитель снимать фильмы, после которых зрителю хотелось бы совершить суицид.

     

    Мефисто

    Был кастинг. Я рассматривал шесть кандидатур на роль Хендрика Хофгена. Выбирал актера из театральной среды. Приходил без предупреждения на спектакли в пяти случаях из шести. А потом был просмотр Клауса Марии Брандауэра.

     

    Съёмки

    Очень важна подготовка. В течение трех недель мы собираемся с актерами, оператором, гримёром, декоратором и читаем собранный сценарий. Это живой процесс творчества. Постепенно мы разбираем каждую сцену, каждую фразу. Безусловно, корректируем. Во многом именно в этот момент создаётся фильм. Во всяком случае, после этих трёх недель каждый точно знает, чего от него ждут.

     

    Актёры

    Мне никогда не были нужны актёры, которые действуют исключительно по инструкции. Я часто слышу от них предложения. И если актёр меня убеждает в том, что фразу можно передать одним жестом – мы тут же вычеркиваем её из сценария.

     

    Интервью

    Я не люблю интервью. Чаще всего приходится отвечать на одни и те же вопросы.

     

    Биографический фильм

    Вежливо откажусь от участия в любом биографическом фильме. Предпочитаю быть по ту сторону камеры.

     

    Преподавание

    Я не преподаю искусство кино. Только Чехова (улыбается).

     

    Площадка

    Актёры на площадке – это пламя. Работа режиссера ещё и в том, чтобы не дать одним испепелить других.

     

    Образы

    Образы – суть кино. Они отражают посыл гораздо сильнее любых диалогов. Вспомните  фильм «Иван Грозный». Как стоит Черкасов с козлиной бородкой, переходящей во вьющуюся толпу. Или как герой Бельмондо в фильме «На последнем дыхании» утирает кровь – будто его кумир, Хамфри Богарт. Это потрясает.

     

    Фильм

    Фильм – это путешествие. Как минимум, всем должно быть приятно и комфортно в нем.

     

    Новое кино

    (предпочитает перевести тему)

     

    Аполитичность

    Начать с того, что это тоже политика.

     

    Улыбка

    Это непросто объяснить, но вы наверняка замечали, что Грета Гарбо, Мэрилин Монро и Катрин Денев – каждая улыбалась по-своему.

     

    Зритель

    Я всегда снимал как зритель. Очень часто бываю в кино. Дилеммы «снимать для зрителя или для себя» для меня никогда не существовало.

     

    Интервью: Николай Кузнецов

    Перевод: Шандор Козлов

    Фотографии: Николай Кузнецов, Шандор Козлов

     

    Журнал благодарит со-организаторов приезда Иштвана Сабо в Москву – атташе по культуре посольства Венгрии в России Шандора Козлова и сотрудников Венгерского культурного центра.