Вместе порознь (Tuan yuan)

Автор: Станислав Битюцкий

 

Реж. Ван Цюаньань

Китай, 93 мин., 2010 год


«Вместе порознь» – это довольно камерная, политизированная, пьеса, с прямолинейным символизмом и совершенно милыми песнями. История, которая поначалу настораживает, а затем все же позволяет принять и понять происходящее на экране. По сюжету, тайванец приезжает в Китай за женщиной, которую оставил в 50-х. Тогда они были обручены. Мечтали о совместной жизни. Но из-за военных волнений вынуждены были расстаться. Теперь, в Китае у нее семья, внуки и муж, избравший в те далекие времена, сторону Народного движения КНР. И чужак, вторгающейся, словно по Чехову, в эту новую идиллию, как и положено, ставит все вверх головой.

В доме, правда, ему устраивают весьма радужный прием. С оркестром, с дорогими угощениями и с довольно настороженным принятием как долгожданного гостя. Где его общение, встречи и первые слова пропитаны иллюзией отношений Тайваня и Китая – отношения большой семьи и ее потерявшегося брата. С неизбежными в таких случаях,  завистью, непременным укором. Подчеркивая это, режиссер Ван Цюаньань настойчиво прибегает к штампам, весьма иронично проходится по отношениям укорененными годами. Наделяя своих героев еще и целым набором знаковых клише: женщина, покинутая возлюбленным, муж-недотепа, мудрый сын-тунеядец.  В продолжение своей ключевой мысли, тонким пунктиром, он даже вводит еще одну линию отношений - перенесенную уже в наше время – историю девушки и ее возлюбленного, решившего уехать в другую страну, где на смену Тайваню, теперь приходит США.

При этом, в фильме минимум локаций: квартира, строившийся дом, кафе. Нарочитая театральность, подчеркивается здесь даже движением камеры. Предельно статичная, она оживает лишь в сценах диалогов. В этот момент, ее плавное перемещение не принуждает к изменению угла взгляда. Оно лишь делает намек, неспешно смещаясь параллельно героям – выводя в центр, ключевого в этот момент персонажа. Все это подобно взгляду театрального зрителя. Зрителя, внимательно следящего за происходящим на сцене, который лишь немного поворачивает голову, что бы сфокусироваться на говорящем. И когда в ключевом эпизоде фильма, тайванец, его «возлюбленная» и ее муж, оказываются за одним столом. Когда, каждый из них, не находя больше никаких слов, затягивает свою собственную песню.  В этот момент, камера, еле заметно, перемещает каждого из мужчин  в центр. В центр кадра, поближе к женщине, за которую они ведут свое тихое соперничество.

И Цюаньань, в этой театральной кинорежиссуре находит довольно тонкую грань. Совмещая, эти чужеродные понятия. Он, в конечном счете, весьма тактично обрисовывая своих героев, создавает им плацдарм для последующего развития. Где к изначальному наброску персонажа, постепенно добавляются все более четкие детали. Причем, для этого используется минимум средств: небольшой диалог, продолжительное молчание, грамотно выстроенная мизансцена. И как результат, весь напускной символизм, что так отвергался изначально, растворяется в мягкости этой режиссуры, становясь все более скрытым, давая возможность принять этот фильм, принять подобно крепкой постановке, без особых эмоций, но с каким-то приятным ощущением, что все это было не зря.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject