Стадион Уимблдон (Le Stade de Wimbledon)

Автор: Станислав Битюцкий

 

Реж. Матье Амальрик

Франция, 81 мин., 2001 год

 

«Стадион Уимблдон»  - это фильм путешествие, фильм – аллюзия, маленький кинодневник женщины (Жанна Балибар), отправившейся в Триесту в поисках информации о писателе, ни один из романов которого никогда не был опубликован.  Тематика возможно довольно тривиальная, не раз используемая как в кино, так и литературе.  Но на деле, фильм Матье Амальрика оказывается куда более многофункциональной историей. Небольшим жизненным этапом, попыткой через поиск иного, разобраться в первую очередь в себе. И здесь Амальрик кажется достойным учеником Арно Деплешена, Луи Маля и Алена Таннера. У первого, по большому счету, началась его карьера актера. Через двух других проходил его пусть к режиссуре. Через работу ассистентом (в  «До свидания, дети» Маля и «Дневнике леди М.» Таннера) , через общение и связь.

В  «Стадион Уимблдон», его третьем полнометражном фильме, все подчинено главной героине. Ее собственному миру, поиску ответов поставленных в первую очередь для себя. Где ее путешествие – уже является загадкой. Что привлекло ее в этом писателе? Почему она посвящает часть своей жизни поиску информации о нем? Амальрик на протяжении всего фильма избегает ответов на этот вопрос. Одновременно следуя взятому за основу роману Дэниэля Дель Гиудисе (Daniele Del Giudice) и добавляя к нему еще большую таинственность, наделяя его новыми гранями, которые возможно уловить лишь иллюзорно.

В своем интервью Амальрик признается, что боялся стать заложником слова. Боясь при этом еще и банальности, «боясь быть пошлым»  если перефразировать одного из персонажей фильма.  Прибегая к импровизации, снимая некоторые кадры буквально на ходу, в последний момент, подчиняясь лишь сиюминутному порыву – восходу солнца, мягкому свету. И если Сэм Фуллер говорил, что «кино – это женщина и пистолет», то Амальрик как будто возражает ему, говоря своим фильмом, что кино – это женщина (безусловно, женщина) и солнечный свет. Именно благодаря таким, на первый взгляд незначительным фактам, его фильм и приобретает ту легкость, совершенно не передаваемое чувство свободы. И это притом, что на съемочной площадке Амальрик неизменно повторял: «Мы снимаем фильм о расследовании, а не о поиске», как важное направление, весьма лукавое, но все же задающее настроение всей истории.

Героиня Балибар, восхитительной, волшебной Жанны Балибар, в этом путешествие встречается с разными людьми, знавшими загадочного писателя не опубликовавшего ни строчки. И каждая эта встреча приоткрывает завесу таинственности, но одновременно и задает множество новых вопросов. Одни из которых находят свое отражения в закадровом монологе ее героини, другие так и остаются вне истории вместе со своими рассказчиками. И как и Дэниэль Дель Гиудисе в своем романе, Амальрик вставляет в фильм небольшие отступления. Вот случайна попутчица, узнав в героине Балибар француженку, в качестве первой ассоциации вспоминает Виктора Гюго. Вот юная девушка кадрит на вокзале двух чернокожих парней. На итальянских пляжах, где еще существует разделения на «отдельно для мужчин», героиню Балибар весьма доброжелательно просят покинуть территорию. А в одном из кафе на стенах мелькает солнечное отражение в виде стародавних фресок. И когда Жанна Балибар в очередной раз засыпает (практически каждый эпизод, каждое новое открытие в фильме заканчивается ее погружением в сон, создавая, таким образом, еще большую иллюзорность происходящего), неизменно наступает новый рассвет, порой сопровождаемый еще и сменой времени года. С маленькими намеками и еле заметными символами в виде изменения прически, облачения в светлый плащ или купанием в безграничном море, с синевой как на картинах Веласкеса.  С молодой женщиной на доске для серфинга оказавшейся одной посреди воды, что б на мгновение растеряться, потерять координацию и вновь вернуться на сушу. Где ее ждет очередное путешествие, теперь в Лондон, очередная ночь в гостинице (в этот раз весьма болезненная с отчаянным криком толи от ночных сновидений, толи от пустоты найденных ответов), очередная встреча. И в этот раз все кажется уже предрешенным. Исписанный блокнот. Отсутствие новых вопросов.  Встреча с вдовой писателя, не опубликовавшего ни строчки, превращается в формальность. Его фотографии, рассказы о нем – все это больше не сможет ничего изменить. Отсюда и отстраненный взгляд в сторону и некая рассеянность. После чего, финальная сцена, полная нежности и грусти, на том самом стадионе Уимблдон, кажется важным завершением всего пути. Финальным аккордом, с последними штрихами уходящего момента. И когда героиня Балибар любуется пустым стадионом. Когда крупным планом мы видим ее лицо, вылавливаем ее взгляд, пытаясь прочитать мысли. В это мгновение кажется, что «Стадион Уимблдон» - это еще и любовное письмо.  Еще одна клятва, запечатленная через объектив видеокамера. Где героиня Жанны Балибар является главным объектом восхищения. Где Жана Балибар, вопреки отправной точке в виде книги Дель Гиудисе, и есть весь фильм «Стадион Уимблдон».


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject