Венеция 2011. Дайджест



10-го сентября в Венеции завершился главный кинофестиваль осени. Напомним, жюри под председательством Даррена Аронофски назвало лучшим фильмом международного конкурса картину Александра Сокурова «Фауст». Cineticle предлагает подборку отзывов мировой прессы о самых интересных премьерах 68-й Венеции в порядке их демонстрации на фестивале.


День1



Crazy Horse, реж. Фредерик Уайзман  (Франция, США, 128 мин.)

Фредерик Уайзман – это антрополог американского кино, действующий под глубоким прикрытием. На протяжении 50-летней карьеры его документальные фильмы становились молчаливыми свидетелями функционирования различных социальных институций и приглашали зрителей делать свои собственные выводы. Уайзман посещал школы и больницы, Балет национальной оперы во Франции и законодательное учреждение штата Айдахо. Но живой и рефлексивный фильм Crazy Horse отображает более экзотичный контекст – закулисье парижского кабаре, которое, по общему мнению, является поставщиком «лучшего в мире шоу обнаженных девиц». Уайзман очень аккуратно разоблачает спектакль и заглядывает вовнутрь.

(Ксан Брукс, Guardian)

Катализатор этого документального фильма – новое шоу кабаре Crazy Horse, поставленное Филиппом Декуфле. Уайзман показывает старые номера рядом с новыми, и различие оказывается разительным. Старомодная постановка вроде "Baby Buns", где узор в розовый горошек проецируется на обнаженную плоть танцовщиц, невинно избегает эротичности, а Декуфле со всей очевидностью берет курс на перемены. Его стиль более современный и, возможно, более чувственный, хотя он также превращает женское тело в абстракцию, щекочущее воздействие которой будет непосредственно зависеть от вкусов конкретных зрителей.

(Джей Вайссберг, Variety)


«Мартовские иды», реж. Джордж Клуни (США, 98 мин.)

Фильм, основанный на пьесе «Фаррагут-Норт» Бо Уиллимона, уходит корнями к политическим триллерам, которые снимали Майкл Ритчи и Алан Пакула в начале 1970-х во время Уотергейтской эры – такие, как «Кандидат» и «Заковор “Параллакс”». Фильм отличился высоким мастерством и выдающейся актерской игрой и был достаточно тепло встречен на вчерашнем показе. Но ему не хватает того политического идеализма и негодования, которые сделали одну из предыдущих режиссерских работ Клуни «Доброй ночи и удачи» такой волнующей... Сценарий, написанный Клуни и его привычным коллегой Грантом Хеслов, делает очень колкие замечания о неоднозначном отношении между политиками и прессой – отношении, которое колеблется между лестью и враждой. Он также смешно и наблюдательно описывает цирковой аспект президентской кампании. Это мир, в котором даже идеалистический кандидат с улыбкой Джона Кеннеди оказывается таким же испорченным, как и все остальные.

(Джеффри Макнаб, The Independent)

 

«Антиподы», реж. Виктор Косаковский (Германия, Аргентина, Нидерланды, Чили, 105 мин.)

Документальный фильм «Антиподы» основан на простой и элегантной идее, а выполнен изящно и изобретательно. Он сравнивает и противопоставляет четыре пары мест, находящихся на противоположных концах Земли. Работы Виктора Косаковского, часто формалистичные, но поэтичные, имеют что-то вроде культового статуса. Этот фильм, может, и не перевернет мир, но придется по вкусу любителям странных, минималистичных документальных или псевдодокументальных фильмов, таких как «Дети» (Babies), «Четырежды» (Le quattro volte) или «Великое безмолвие» (Into Great Silence)... Строгий зритель может обнаружить во всем этом сентиментальное послание а-ля «мы – это мир», но это послание не так уж плохо, если оно вложено сознательно и выполнено с изяществом.

(Лесли Фелперин, Variety)

Здесь мало диалогов, но много высококонтрастных музыкальных комментариев, наложенных на изображение, в том числе изобретательная музыка Александра Попова. Необычная операторская работа включает в себя разбитые по горизонтали изображения, одновременно показывающие виды «мира вверх ногами». Кроме этих впечатляющих визуальных шуток, Косаковский экспериментирует с панорамными изображениями, повернутыми под углом 90°, которые опять-таки показывают мир с новой перспективы.

(Дебора Янг, The Hollywood Reporter)


День 2

 

«Сечение», реж. Амир Надери (Япония, 132 мин.)

Фильм «Сечение» – несомненно, одно из самых странных и огорчающих высказываний о синефилии, когда-либо произведенных на киноэкране. Он повествует об одиноком организаторе киноклуба в Токио по имени Суджи, который бродит по улицам города, порицая современных зрителей за их преданность тому, что он называет «говнокино». Похожий на Мисиму в своей радикальной и раболепской преданности искусству, он выбирает канонические фильмы и показывает их на 16-миллиметровой пленке на крыше дома таким же энтузиастам.

(Габє Клингер, Cinema Scope)

Идея «страдания за свое искусство» доведена до невыносимой крайности в ужасном фильме Амира Надери «Сечение» – нелепом психологическом триллере о фанатичном синефиле, который ссорится с местными якудза. Очевидно, задуманный как дань шедеврам японского кино, этот неудачный сумбур японского производства представляет иранского режиссера-сценариста Надери, эмигранта в Америке на протяжении многих лет, работающим в Японии с японскими актерами. Но только самый неразборчивый приверженец кинематографа этой страны или тот, кто тащится от вида людей, избитых до полусмерти, получит пользу или удовольствие от этого монотонного и лишенного всякой динамики 133-минутного повествования... «Кино уже умирает!», – ревет Суджи, и если это правда, ирония в том, что вина за это в немалой мере лежит на такой скучнейшей бессмыслице, как «Сечение».

(Нил Янг, The Hollywood Reporter)

Прежде всего, это работа-возрождение, фильм об отчаянии и тупиках, но при этом – и о преданности; сам этот фильм снят преданно, и это его возносит, несмотря ни на что. Это синефильский фильм – то есть одновременно повествующий о синефиле и содержащий множество ссылок на каноническое кино – но фильм сомневающийся; это фильм о якудза, но и нигилистический фильм.

(Даниэль Казман, Mubi)

 

День 3

 

«Лето страсти», реж. Филипп Гаррель (Франция, Италия, Швейцария, 95 мин.)

Пусть это и первый цветной фильм Гарреля более, чем за десять лет, но в нем едва ли ощутимо, что галльский режиссер-ветеран пробует «нечто совершенно другое». Фильм, в котором не обошлось без участия сына Луиса – на сей раз в роли апатичного хипстера, лениво философствующего о любви, жизни и разбитом сердце в компании плохо причесанных друзей и потрясающе красивой женщины (достойная поклонения Моника Беллуччи) – оказывается сделанным с лучшими намерениями, но довольно бестолковым, и понравится только комплетистам Гарреля, если таковые еще существуют.

(Бойд ван Хоэй, Variety)

Луис Гаррель хуже всего. Он построил свою карьеру, играя скучающих молодых людей, зачарованных собственной внешностью, и лучше бы ему по-быстрому придумать себе новое амплуа. Что с того, что он выглядит как античная скульптура? Это не значит, что он и играть должен так же.

(Стефани Захарек, Movieline)

Давайте начистоту. «Лето страсти» – это фильм, в котором фразу «верность – это устаревший мелкобуржуазный концепт» произносят с серьезным видом. Периодически нас даже посещала мысль, что фильм может быть весьма утонченной пародией. Но нет. Это бесконечная, натужная драма, полная персонажей, на которых вам было бы наплевать, даже будь они вашими близкими родственниками.

(Оливер Литтелтон, Indiewire)

 

«Милдред Пирс», реж. Тодд Хейнс (США, 63 мин.)

Новая телевизионная адаптация «Милдред Пирс» стартует в эту субботу на канале Sky Atlantic. Это история об американской домохозяйке времен Депрессии и ее свирепой борьбе за выживание, основанная на романе Джеймса Кейна (1941), по которому уже был снят оскароносный голливудский фильм в 1945 году с Джоан Кроуфорд в главной роли.

(Питер Брэдшоу, Guardian)

В главных ролях – Кейт Уинслет, Гай Пирс, Мелисса Лео и Эван Рейчел Вуд… Тодду Хейнсу нужно было бы очень постараться, чтобы налажать. Но этого и не происходит. Он сделал мини-сериал в пяти частях, почти семь часов длиной, который так же богат и трогателен, как и все остальное в мультиплексе.

«Милдред Пирс» – прекрасное достижение, которое легко можно поставить в ряд с лучшими киноработами Тодда Хейнса (и мы не удивимся, если многие назовут это его лучшей работой). Внимание к деталям в сценарии и на съемочной площадке, актеры, которые ухватывают тонкие нюансы своих персонажей и сюжета, блестящая задумка и реализация… Телевидение большого формата – и, чего уж там, большинство фильмов – не способны это превзойти.

(Кевин Джагернаут, Indiewire)

 

«Опасный метод», реж. Дэвид Кроненберг (Германия, Канада, 99 мин.)

«Опасный метод» Кроненберга пытается реабилитировать «лечение разговором» как радикальный и даже потенциально взрывоопасный концепт. Фильм вдохновлен «Очень опасным методом» Джона Керра – исследованием сложных отношений между Карлом Юнгом, его пациенткой (и любовницей) Сабиной Шпильрейн, а также учителем и, в итоге, противником Юнга, Зигмундом Фрейдом – и основан на пьесе Кристофера Хэмптона “The Talking Cure”. Кроненберг берется за одну из своих любимых тем – цена, которую надо платить за подавление сексуальности, а также опасность и трепет срывания оков такой репрессии. «Опасный метод» раскрывает эмоциональное насилие, которое кипит под поверхностью остроумной работы Хэмптона.

(Ричард Портон, Cinema Scope)

Несмотря на то, что история охватывает отношения между тремя героями на протяжении многих лет, сценарий Хэмптона очень целостный и не оставляет ощущения эпизодичности. Диалоги всегда острые, эффектные и интеллектуально насыщенные. Режиссура Кроненберга подстать ювелирной точности драматурга; оператор Питер Шушицки создает визуальные образы первозданной чистоты, дополненные безукоризненными декорациями эпохи, в то время как монтаж обладает бодрящей резкостью, которую можно сравнить только с кубриковской.

(Тодд МакКарти, The Hollywood Reporter)

Немногие режиссеры обращаются к теме сексуальности – настоящей, взрослой сексуальности, а не «можно ли заниматься сексом без любви?» – так, как делает это Кроненберг, поэтому во многих отношениях этот фильм смотрится естественно, особенно учитывая интерес режиссера к психоанализу, который уже проявился в «Пауке». Некоторых может удивить сдержанность этого фильма – всего лишь парочка сцен мастурбации и выразительный крупный план девственной крови. На самом деле, это фильм об идеях, и он построен на диалогах, чего и стоило ожидать от его театрального происхождения. Кроненберг развивает свой фильм более удачно, чем Полански свою «Резню», но все же он менее кинематографичен, чем «Мартовские иды» (который тоже, пускай и отдаленно, основан на пьесе).

(Оливер Литтелтон, Indiewire)

 

День 4

 

«Безумие Олмейера», реж. Шанталь Акерман (Бельгия, Франция, 130 мин.)

Фильм Шанталь Акерман «Безумие Олмейера» – «вольная адаптация» (согласно титрам на экране) первого, одноименного романа Джозефа Конрада. Эта картина столь же эксцентрична, как и «Пленница» – ее интерпретация Пруста – но, к сожалению, менее упорядочена. Эта история о нелегких отношениях французского колониалиста со своей дочерью смешанной расы выглядит наспех склепанной низкобюджетной работой, которая легкомысленно пренебрегает культурной спецификой.

(Лесли Фелперин, Variety)

 

«Заражение», реж. Стивен Содерберг (США, 105 мин.)

Это 22-й фильм Содерберга за 22 года. Первым был «Секс, ложь и видео», за которым последовали любимые народом «Эрин Брокович» и «11 (12, 13) друзей Оушена», а также несколько относительно независимых фильмов («Солярис», «Пузырь», «Че», «Девушка по вызову»). Выступая одновременно как оператор (под псевдонимом Питер Эндрюс) и продюсируя множество фильмов других режиссеров («Плезантвиль», «Далеко от рая», «Сириана»), Содерберг – это бурлящая креативная сила с трудно дифференциируемым режиссерским почерком. Возможно, лаконичности ради или чтобы обойтись без политических выпадов, среди персонажей нет ни одного местного или федерального политика, как нет и представителей фармацевтических компаний. Из-за этого возникает забавная дыра, но «Заражение» – все же кино, а не минисериал.

(Ричард Корлисс, Time)

С развитием сюжета паника оказывается даже более заразной, чем сам вирус – интересная идея, за которой становится так сложно уследить, когда скачки в географии и времени размываются.

(Питер Дебруж, Variety)

Во многих смыслах, это ответ Содерберга на фильмы-катастрофы 70-х – «Аэропорт», «Ад в поднебесье», «Приключения 'Посейдона'» – в котором он пользуется ансамблем звезд как простейшим способом не дать десяткам персонажей выветриться из памяти. Это, конечно, не такой раздувшийся на спецэффектах блокбастер, как упомянутые фильмы, но все же проект достаточно больших пропорций. Козырь же фильма – в том, что Содерберг показывает события до ужаса правдоподобными.

(Оливер Литтелтон, Indiewire)


«Слава блудницы», реж. Михаель Главоггер (Австрия, Германия, 119 мин.)

«Слава блудницы» Михаэля Главоггера, триптих, посвященный проституции в Таиланде, Бангладеше и Мексике, не только заканчивается схожим со Snow Canon образом (две целующихся женщины), но и связывает воедино множество нитей сегодняшнего фестивального дня. Не вдаваясь в детали, скажу, что был потрясен, подслушав слова незнакомки об этом фильме. «Больше всего меня шокирует не то, что эти женщины говорят», – сказала женщина, накладывая макияж, – «но то, что им, похоже, нравится говорить о такой жизни».

(Барбара Вурм, Sight & Sound)

 

День 5

 

«Терраферма», реж. Эмануэле Криалезе (Италия, Франция, 88 мин.)

«Терраферма» сценариста и режиссера Эмануэле Криалезе – это непримечательная история со страстным моральным посылом. Фильм противопоставляет традиционные итальянские гуманистические ценности и бесчеловечные современные законы, направленные против нелегальной иммиграции, настаивая на том, что наше моральное обязательство – бороться против этих законов.

(Дебора Янг, The Hollywood Reporter)

 

«Стыд», реж. Стив МакКуин (Великобритания, 99 мин.)

Если «Голод», примечательный дебют художника, ставшего режиссером, был фильмом о том, как тело отрицает свои фундаментальные потребности, то его строгое и откровенное продолжение, «Стыд», посвящено ущербу, причиняемому телом, перенасыщенным желаниями. С эстетической точки зрения остается только удивляться, как лауреат премии Тернера видео-художник МакКуин перешел от аскетичного изучения замкнутых пространств в «Голоде» к более открытому, традиционному нарративу, не забросив при этом характерные для его работы размышления и моральные дилеммы.

(Джастин Ченг, Variety)

Хотя действие «Стыда» разворачивается в наше время на Манхеттене, фильм наполнен пульсациями Нью-Йорка конца 70-х – начала 80-х, когда вагоны метро были раскрашены граффити, засыпаны старыми газетами наподобие птичьих клеток и переполнены несчастными бездомными; когда "I Want Your Love" Chic и "Rapture" Blondie (обе песни попали в саундтрек) были символом свободных отношений, завязывавшихся на дискотеках. У «Стыда» много общего с другим бросающим в дрожь произведением о том периоде – романом Брета Истона Эллиса «Американский психопат», показывающим моральную пустоту брокера с Уолл-Стрит. Порно тогда распространялось на видео, и патрик Бэйтмен, протагонист романа Эллиса, либо убил и расчленил многих покорившихся ему девушек, либо, что почти так же ужасно, мечтал об этом. Но оба персонажа – шифры, и как Патрик сказал о себе: «Меня просто там нет»

(Ричард Корлисс, Time)


«Захватчик», реж. Николас Провост (Бельгия, 95 мин.)

После нескольких лет признания и урожая наград, выпавших на долю его экспериментальных короткометражных работ, бельгийский художник Николас Провост смело переходит к полному метру с «Захватчиком». Желание фильма провоцировать зрителя совершенно очевидно с первого же кадра – крупного плана женских гениталий, являющегося одновременно тонкой отсылкой к картине Гюстава Курбе «Происхождение мира».

(Нил Янг, The Hollywood Reporter)


«Я Каролин Паркер», Реж. Джонатан Демми (США, 91 мин.)

Гимн несокрушимому величию американского духа, документальный фильм Джонатана Демми о женщине, которая последней покинула свой дом, разрушенный ураганом Катрина, смывшим большую часть Нового Орлеана, и, вернувшись первой, построила его заново. Этот фильм – что-то вроде стимула, в котором сейчас так нуждаются обеспокоенные сторонники Барака Обамы, подтверждающий все то, во что они верят. Короче говоря, здесь присутствуют все качества, необходимые идеальному американцу.

(Дэн Файнару, Screendaily)

Гораздо более личный, чем эпичное исследование Спайка Ли «Когда прорвало дамбы», не слишком политичный или страстный, этот фильм – свидетельство моральных сил одной женщины, восхваление ее мужества и решительности перед лицом финансовой и человеческой опустошенности.

(Дебора Янг, The Hollywood Reporter)


День 6

 

 

«Шпион, выйди вон!», реж. Томас Альфредсон (Великобритания, Германия, 127 мин.)

«Шпион, выйди вон!» – поразительно холодный и резкий триллер на тему Холодной войны от шведского режиссера Томаса Альфредсона. Ловко продираясь сквозь лабиринты источника – романа Джона Ле Карре, Альфредсон проводит нас по Лондону 70-х, прямо в муниципальный бункер MI6. Это так называемый Цирк, средоточие узких коридоров и прокуренных кабинетов, наполненных нервными язвенниками с лишним весом и редеющими волосами,  вглядывающимися в темноту в поисках шпиона. На самом верху Цирка есть крот, внедренный агент, передающий секретные данные Советскому Союзу.

(Ксан Брукс, Guardian)

Даже те читатели, кто знаком с сюжетом, найдут, чем насладиться в этом фильме, поскольку каждый кадр содержит в себе массу замечательных деталей, в диапазоне от композиции самого кадра и звукового оформления до мелких режиссерских находок. Художник Мария Джуркович («Часы») и голландско-шведский оператор Хойте Ван Хойтема создают мир, чья намеренно тусклая цветовая гамма обусловлена теми вещами, с которыми персонажи чаще всего имеют дело: желтоватая бумага отчетов, виски и, иногда, чай.

(Бойд ван Хоэй, Cineuropa)

Таким мы не видели Олдмана никогда, и он попросту сногсшибателен: монолог о его единственной встрече со своим противником, советским супершпионом Карлой, настолько увлекателен, что забываешь дышать. Алек Гиннесс обессмертил Смайли в телесериале 70-х, однако Олдман легко выдерживает сравнение.

(Дэвид Гриттен, The Telegraph)


«Темная лошадка» Тодд Солондз (США, 84 мин)
Какой бы совершенной и остроумной ни была «Темная лошадка», она напоминает топтание на месте или даже шаг назад для режиссера-сценариста, которого, определенно, можно назвать одним из самых независимых и честных людей своего поколения. Но репутация Солондза, а также умелый кастинг обеспечат фильму неплохие коммерческие перспективы, учитывая отсутствие в нем шокирующих сцен и откровенных экспериментов: эта картина более мейнстримна, чем другие фильмы Солондза.

(Джонатан Ромни, Screendaily)

 

«Простая жизнь», реж. Энн Хуй (Гонконг, Китай, 117 мин.)

«Простая жизнь» наполнена камео, в которых появились знаменитости гонконгского кино, начиненного экшном, в том числе легенды боевых искусств Цуй Харк и Саммо Хун… Но, как намекает название, фильм очень далек от экстравагантной жестокости жанра.

(Нил Янг, The Hollywood Reporter)

«Простая жизнь» – это сентиментальная дань, отданная гонконгским продюсером Роджером Ли памяти горничной, которая служила его семье 60 лет, на протяжении 5 поколений; эта искренняя, честная, но не особенно оригинальная мелодрама может иметь успех у себя на родине, где длинный список знаменитостей, появившихся в кадре, несомненно, даст аудитории повод для обсуждения.

(Дэн Файнару, Screendaily)


День 7

 

«Химицу», реж. Сион Соно (Япония, 129 мин.)

Режиссер Сион Соно уже написал свою адаптацию манги 2001-го года «Химицу», этого пронзительного крика подросткового экзистенциального дискомфорта, когда 11 марта землятресение и цунами разрушили северную часть Японии. Его интуитивное решение переписать текст в свете этих трагических событий придает пикантности этой практически несмотрибельной экранизации жанрового комикса, заточенного под японских подростков.

(Дебора Янг, The Hollywood Reporter)

 

«Деревушка», реж. Эрманно Ольми (Италия, 87 мин.)

Возвращение Эрманно Ольми к художественному кино – тяжеловесное религиозное повествование со всеми деталями провинциальных церковных церемоний… Священник болезненно воспринимает закрытие его прихода в результате сговора высшего церковного руководства. Африканские беженцы устраивают внутри убежище, сооружая картонную деревню между церковными скамьями.

(Джей Вайссберг, Variety)


День 8

 

«Последний день на Земле», реж. Абель Феррара (США, 82 мин.)

Как ни удивительно, после первого  получаса предсказуемых сцен в духе «давай-займемся-любовью-как-в-последний-раз» (три раза, точнее дважды – слишком) фильм обретает особое очарование, вовлекая нас в невротичный и запутанный мир двух протагонистов (блестяще сыгранных Шанин Лей и Уиллемом Дефо). «4:44 Последний день на Земле» кажется искренним завещанием – с вполне саркастическим уроком  «а я вам говорил», вынесенным от Эла Гора. Это не научная фантастика; это прощание Феррары с миром, который прошел.

(Гвидо Бонсавер, Sight & Sound)

«Последний день на земле» не уходит глубоко в философские размышления о жизни и смерти и кажется, что там много покорности всему человеческому бытию, просто принятия своей участи. Одна из самых лучших сцен – когда Дэфо тайком проникает в квартиру и обнаруживает там старого друга-наркомана, который ставит в тупик только одним хорошим вопросом, который стоит всего фильма: ты не думаешь, что это бессмысленно - отказываться от всех этих лет без наркотиков за одну минуту до того, как все закончится?

(Андреа Паскуэттин, Whatculture)

Менее нигилистичный и еще менее интересный компаньон «Меланхолии» Ларса  фон Триера, недавняя кинокаракуля Абеля Феррары также использует всемирную катастрофу  в качестве возможности для двоих изгнать всех своих демонов, здесь – посредством актов сексуального, художественного и эмоционального высвобождения, более озадачивающего, чем поучающего зрителя.

(Джастин Ченг, Variety)


«Обмен», реж. Эран Колирин (Израиль, Германия, 94 мин.)

«Обмен» это абсурдная, экзистенциальная комедия, в которой мало шуток. Трудно утверждать, что фильм полностью удался, несмотря даже на несколько интересных идей, крепкую актерскую игру и хорошее владение ремеслом.

(Оливер Литтелтон, Indiewire)

В основе лежит неглупая идея, но исполнение столь выверено, что навевает сон… Колирин заявил, что замысел «Обмена» появился после бессчетных ночей, проведенных вдали от дома в путешествиях с «Визитом оркестра», когда возвращение к повседневной жизни заставило режиссера по-другому на нее взглянуть.

(Джей Вайссберг, Variety)

 

«Когда ночь», реж. Кристина Коменчини (Италия, 108 мин.)

Глянцевая картинка от начала и до конца неубедительна в «Ночь» Кристины Коменчини, выводящей трепетный роман между молодой, обремененной проблемами матерью и неотесанным альпинистом, которого она встретила на отдыхе в Альпах. Банальная семейная драма – не лучший рецепт для венецианского конкурса, и раздутые страсти фильма вызвали скорее смешки, чем сочувствие критиков.

(Дебора Янг, The Hollywood Reporter)


День 9

 

«Фауст», реж. Александр Сокуров (Россия, 134 мин.)

Забудьте Марло, Гете, Гуно и Мурнау, или просто отложите их в сторону, потому что идиосинкратичный режиссер Сокуров обращается с классической легендой по-своему, и знакомство с предыдущими воплощениями «Фауста», скорее всего, будет только мешать… «Фауст» – это фильм с раздражающие усложненным нарративом, доводящий до озверения своим многословием… Влияние фламандской и голландской живописи на работу Сокурова никогда не было очевидней, чем в «Фаусте».

(Джей Вайссберг, Variety)

Это не совсем адаптация пьесы Гете, а скорее попытка прочитать оригинал между строк и предложить другую его интерпретацию… По версии Сокурова, Фауст (Йоханес Цайлер) – совершенный нигилист, отвергающий любую власть – земную, божественную и даже дьявольскую.

(Дэн Файнару, Screendaily)


«Киллер Джо», реж. Уильям Фридкин (США, 103 мин.)

Хорошо написанный и хорошо сыгранный фильм… Сюжет основан на пьесе Трейси Леттса, которому также принадлежит сценарий. В центре истории молодой драгдилер Крис Смит (Эмиль Хирш), у которого серьезные неприятности, потому что он задолжал деньги плохим парням.

(Андреа Паскуэттин, Whatculture)

Этот фильм не войдет в историю кино и не завоюет наград (для этого он слишком «грязный»), но он чрезвычайно занимателен, и в целом это очень сильная драма от режиссера, который был не слишком успешен последние тридцать с лишним лет.

(Оливер Литтелтон, Indiewire)


День 10



«Столетие родов», реж. Лав Диас (Филиппины, 355 мин.)

Линия веры и духовности, прочерченная сквозь Венецию-2011, пришла к абсолютной кульминации в конце фестиваля показом шестичасового эпического «Столетия родов» Лав Диаса. Свыше всякой меры Диаз посвящает столько же времени драме – взаимодействие режиссера с друзьями и его актрисой, фотограф, опрашивающий членов культа и над всем этим – драма внутри режиссерского фильма о монахине, которая отказалась от своего духовного сана, для того чтобы изучить реальный мир, и бывшем преступнике, который помогает ей, – сколько отводит длинным планам, медитативным сценам, в которых актеры просто сняты поющими, декламирующими или проводящими время в тишине. Три нити переплетаются между обнаружением смысла жизни одного в призвании и вере и чем-то большим, чем чья-то собственная личность – будь то вера, искусство или просто жизнь – и экзистенциальными и этическими сложностями, что вместе укрепляет дух, также как и подталкивает к более глубокому изучению.

(Даниэль Казман, Mubi)


«Два года в море», реж. Бен Риверс (Великобритания, 88)

В «Два года в море» Риверс снова навещает своего бывшего героя Джейка Уильямса, косматый двойник Толстого показан здесь как мечтатель и мускулистый человек природы… Саундтрек состоит из красивого эзотерического коллажа музыки – индийские раги, гитарный блюз, грубый винтажный британский фолк, – по-видимому, отражающего вкусы самого Уильямса. Нет никаких комментариев, чтобы дать нам объяснение происходящего, случайные фотографии, выбранные, предположительно, самим героем, намекающие на его прошлую жизнь и, может быть,  на его семью. Фильм снят самим Риверсом на черно-белую 16 мм камеру Bolex с анаморфными линзами, создающими тот редкий эффект, который стал фирменным знаком Риверса.

(Джонатан Ромни, Screendaily)


Над материалом работали: Евгений Карасев, Наталья Соколова, Олександр Телюк, Анна Томаева, Полина Тодорова, Татьяна Цыбульник


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject