Итоги конкурса «В Новый год – с новым автором»

19.12.2017 14:44




Конкурс рецензий «В Новый год – с новым автором», объявленный журналом Cineticle 22 ноября 2017 года, закончен. Мы хотели бы поблагодарить всех авторов, которые прислали нам свои тексты. Но, увы, победитель может быть только один. После недолгих дебатов жюри сошлось в едином мнении: в конкурсе рецензий «В Новый год – с новым автором» победила рецензия Олега Триерса на фильм «Смерть Людовика XIV» Альберта Серра. Жюри искренне поздравляет победителя – нового автора нашего Журнала!




Два часа мы вынуждены смотреть, как Жан-Пьер Лео умирает от рук Альберта Серра – придворной точности кастинг делает из потенциально пустого и затянутого фильма нечто захватывающее, ведь Серра поместил Лео в тело самого амбициозного и прославленного короля Франции. Ключ от царских покоев «Людовика» – энтропия: смерть не ознаменована ни «бутоном розы», ни грандиозной репликой. Смерть тут – беккетовское замедление. Человек бредёт, хромает, потом его катят, потом он сидит, полёживает, двигаясь всё медленнее, утопая в простынях, и, наконец, первейшим знаком его кончины станет то, что он замрёт. Смерть не создаёт подтверждения жизни, но плотоядно и последовательно её пожирает.

Для целей фильма Альберт Серра окружил и взял в осаду своих субъектов, поместил их в строгий короб кадра, и, оперируя скромной глубиной резкости, держит героев на расстоянии вытянутой руки: избегает близости, которая лишила бы его возможности использовать мизансцену (хотя главная мизансцена фильма – ландшафт лица, будто высеченного из дерева), но не собирается превращать свои кадры в говорящие комнаты Роя Андерссона.

Статус монарха нарочито преувеличен: обычно в кадре он один, говорит в пустоту. Даже когда рядом слуги, король владеет доброй половиной кадра, пока вассалы толпятся в углах. И только в случаях необходимости король делится секцией кадра с подопечными, всё же занимая больше места, чем все придворные, – хотя бы за счёт внушительной гривы.

«Смерть Людовика» – картина ослабленного драматизма в композиции натюрморта. Резких движений тут нет: жесты короля сопровождаются мягким шорохом, за ним следуют скрип, щелчки приборов врачей, тщетно спасающих небожителя, позже – одинокий и пронзительный стон. Это территория Брессона, снятая камерой Акерман, у которой Серра украл всё, кроме её гения. И, в конце концов, это демонстрация «голубой крови»кинематографа, суверенной и выделяющей его черты: способности показать движение, равное жизни, во всей его ценности, а потом остановиться.


Олег Триерс

18 декабря 2017 года




главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject