Кинофорум «От себя»: Киаростами, Хоппер, Абдрашитов

Автор: Кирилл Адибеков



Сегодня, 4 апреля, в Москве стартует кинофорум «От себя», организовыванный V-A-C Foundation при поддержке Cineticle Films.

Показы пройдут в кинотеатре «Юность» сети Москино с 4 по 7 апреля. В программе обращают на себя внимание отреставрированные версии фильмов Денниса Хоппера «Последний фильм» и «Шерлока-младшего» Бастера Китона, а также  «Крупный план» Аббаса Киаростами и «Парад планет» Вадима Абдрашитова.

Фильмы, включенные в программу, посвящены фантазиям, снам, представлениям о себе и иной реальности, а также исследуют жанр кинематографического автопортрета.


ПОЛНАЯ ПРОГРАММА И РАСПИСАНИЕ:




«Последний фильм» / The Last Movie

1971, США, Мексика, DCP, 108’

Деннис Хоппер

Оригинальная версия с русскими субтитрами

4 апреля, 21.00 (Российская премьера)

6 апреля, 15.30


4K реставрация потерянного фильма Денниса Хоппера, снятого в Перу с участием местных жителей и банды друзей голливудского enfant terrible.

Головокружительный успех Беспечного ездока (1969) убедил студию Universal, что независимые проекты могут быть прибыльнее спродюсированных в Голливуде. Получив миллион долларов и относительную свободу действий, Хоппер с друзьями отправились на юг, в Перу, где начали снимать полуимпровизированный вестерн, параллельно фиксируя на плёнку сам съёмочный процесс. Неудивительно, что эта умышленно неритмичная картина, удостоившись специального приза Венецианского кинофестиваля, быстро сошла с американских экранов.

Последний фильм, чуть не оказавшийся для Хоппера действительно последним, долгое время оставался вырванной из истории кино страницей. На его необходимость намекало и мерцающее присутствие самого Хоппера — актёра, продюсера, сценариста и режиссёра. С самого начала карьеры он был в глубокой тени Марлона Брандо, Пола Ньюмана, Натали Вуд и Джеймса Дина: Бунтарь без причины (1955), Гигант (1956), Хладнокровный Люк (1967). За растиражированным режиссёрским дебютом и провалом Последнего фильма последовал период молчания, после которого Хоппер вернулся в кино и на всю жизнь сохранил привилегию свободно перемещаться между первым и вторым планами, актёрским и режиссёрским амплуа, передовым Голливудом и независимым производством, профессиями кинематографиста, фотографа и художника.




«Шерлок-младший» / Sherlock Jr.

1924, США, DCP, 45’

Бастер Китон

Оригинальная версия с русскими субтитрами

5 апреля, 20.00 (Российская премьера отреставрированной версии)

6 апреля, 14.40


Революционный пример сюрреализма, снятый американцем Бастером Китоном в жанре классической авантюрной комедии.

Один из самых смешных фильмов за всю историю кино, Шерлок-младший примечателен тем, что фиксирует точку абсолютной зрелости кинематографа. То, что до этого было непосредственным экспериментом с кинокамерой, ракурсом и монтажом, у Бастера Китона становится повествованием. Ранее в неигровом кино то же проделал Гриффит, чья Спекуляция пшеницей, снятая в 1909 году, представляется образцом фильма-эссе. Интересно также, что Шерлоку-младшему, по признаниям Антонена Арто и Луиса Бунюэля, лучше других подходит определение сюрреалистического фильма per se.

В фокусе истории — киномеханик и увлечённый детектив-любитель, уснувший на работе, запустив фильм, и внезапно обнаруживший, что персонажи фильма на экране — участники реального любовного треугольника, а разыгранная коллизия целиком соответствует происходящему в его жизни. Теперь он решает вмешаться в экранное действо. Происходит это во сне или наяву, вопрос так и остается неразрешенным. На формальном уровне эффект достигается благодаря использованию рамки в рамке: чтобы перейти из одного фильма в другой, Китону-режиссёру достаточно монтажной склейки, напрямую отсылающей к кино-чудесам Жоржа Мельеса.




«Страшная мать» / Scary Mother / Sashishi deda

2017, Грузия, Эстония, DCP, 107’

Ана Урушадзе

Оригинальная версия с русскими и английскими субтитрами

5 апреля, 21.00 (Московская премьера)

7 апреля, 15.30


Дебют Аны Урушадзе — убедительный оммаж Красной пустыне Микеланджело Антониони (1964), действие которого перенесено из индустриального итальянского пейзажа в постсоветский Тбилиси.

Живущая в пригороде Тбилиси Манана — жена, домохозяйка, мать двоих детей и начинающий литератор. Её семейные будни напоминают панели окружающих позднесоветских многоквартирных домов: унылые монохромные цвета и причудливые архитектурные формы брутализма. Кажется, из этого ландшафта невозможно выпасть: любая девиация, попытка ускользнуть или найти себя за пределами существующей социальной матрицы моментально считываются в терминах патриархальной культуры.

Страдает ли Манана графоманией или действительно наделена выдающимся талантом, Урушадзе, кажется, совсем не интересует. Помимо конфликта женщины-художника с патриархальным общественным укладом, где даже чуткость и забота донельзя близоруки, Страшная мать — это в первую очередь фильм о пересечениях реального мира и мира сновидений. Фантазиям нельзя запретить быть, а будучи вытеснены они возвращаются в куда более утрированных формах.

Лауреат фестивалей в Локарно, Сараево (2017) и фестиваля Край света (Сахалин, 2018)




«Парад планет»

1984, СССР, 35мм, 97’

Вадим Абдрашитов

6 апреля, 17.45


Одно из самых необъяснимых порождений последнего советского поколения, — коллективный сон эпохи перед её скорым и неминуемым распадом.

Изначальный сценарий фильма назывался Сборы: шестеро мужчин среднего возраста и разных профессий призваны на военные сборы в качестве резервистов. Учёный-астрофизик, грузчик, рабочий, мясник, архитектор и народный депутат — выдернутые из повседневности, герои оказываются помещены в пространство игры, где их социальные роли и навыки не имеют значения.

Сам же фильм, что характерно, начинается с подзаголовка: Почти фантастическая история. Такая бюрократическая формулировка скрывает авторский приём. Если Солярис был научно-фантастическим фильмом с традиционным для высоких образцов жанра философским подтекстом, действие которого происходит преимущественно в космосе, то Парад планет целиком принадлежит советской реальности, но изображает её как бы во сне.

Участник Венецианского фестиваля (1985)




«Подселенцы» / Unsettling

2018, Великобритания, Израиль, DCP, 70’

Айрис Заки

Оригинальная версия с русскими субтитрами

6 апреля, 19.30 (Российская премьера)

7 апреля, 14.00


Работе над фильмом предшествовала защита докторской диссертации Айрис Заки на тему “Открытый разговор в закрытых сообществах”. Для работы над Подселенцами автор, разделяющая левые убеждения, приезжает на Западный берег реки Иордан, оккупированный Израилем во время Шестидневной войны в июне 1967 года. Там она обустраивает небольшую киностудию прямо в местном кафе: стол, стулья, две камеры, микрофон и фигура собеседника превращают привычное место в платформу для дискуссии о сообществе поселенцев.

На протяжении месяца Заки ежедневно приглашает всех желающих рассказать свою историю, ответить на вопрос “почему?” и вместе проанализировать решение обосноваться на спорных, по версии Израиля, территориях. Подселенцы воплощают брехтовский принцип историзации: двойственность каждого человека, исполняющего несколько социальных ролей сразу, и обилие обертонов составляют суть картины Заки.

Участник CPH:DOX (Копенгаген) и Лондонского кинофестиваля (2018)




«Россия как сон» / Russia as a Phantasma

2015, Россия, DCP, 70’

Лига экспериментального кино

Оригинальная версия с английскими субтитрами

6 апреля, 21.00


Специальный показ в рамках киномастерской «Сны на районе». После показа состоится обсуждение с участием Андрея Сильвестрова, руководителя мастерской, и Кирилла Адибекова, куратора кинопроекта. Участник  кинофестиваля goEast (2017)

Снятый несколько лет назад в рамках Канского видеофестиваля Россия как сон — мозаика индивидуального и в то же время свободное коллективное полотно. По предложению организаторов гости фестиваля — режиссёры, художники, звукооператоры, критики и кураторы — сняли небольшие работы о сибирском городке Канске, времени, месте, истории и кино. Затем собранные фрагменты (а по сути, законченные короткометражные фильмы) были смонтированы в единый фильм и выпущены в ограниченный прокат.

Россия как сон — не результат работы киномастерской и не классический альманах. От первой её отличает профессионализм большинства участников. От второго — кросс-дисциплинарный способ разделения труда (при необходимости автор одного фрагмента становился оператором или помощником на другом). Задачей этого фильма было соединять, а не изолировать; переплетать, а не вышивать.




«Крупный план» / Close-up

1990, Иран, DCP, 98’

Аббас Киаростами

Оригинальная версия с русскими субтитрами

7 апреля, 17.30 (Российская премьера)


Документальная трагикомедия Аббаса Киаростами о человеке, выдававшем себя за иранского режиссёра Мохсена Махмальбафа, и о том, что из этого вышло.

«Крупный план» начинается с ареста и продолжается в зале суда, где рассматривается иск семьи Аханха к некоему Хоссаину Сабзиану. Дело последнего, объясняет Киаростами судье, не вполне обыкновенное и имеет прямое отношение к кино. Как режиссёр он заинтересован в том, чтобы сделать фильм о молодом безработном синефиле, притворившемся кинорежиссёром Мохсеном Махмальбафом, чей фильм Велосипедист (1989) недавно вышел на экраны. Получив разрешение на съёмку, Киаростами устанавливает в зале суда две камеры: одна снимает общий план, тогда как другая внимательно наблюдает за протагонистом. Крупный план лже-Махмальбафа фиксирует его непосредственные эмоции, колебания, воодушевление и отчаяние. Искренность их, впрочем, ставится под сомнение сыном Аханха: по его утверждению, если раньше Сабзиан играл роль режиссёра Махмальбафа, то теперь он изображает раскаяние на камеру.

В Крупном плане Киаростами идёт от практики персидской театральной мистерии — таазии. Религиозная по содержанию, эта традиция облекается в подчёркнуто условную форму: исполнители постоянно напоминают аудитории, что они не профессионалы, но повествователи, а разворачивающееся прямо на улице действие — именно пред-ставление, а не реальность. Так, Крупный план, весь построенный на флэшбеках, постоянно возвращается к вопросам, ответам и свидетельствам из зала суда, чтобы напомнить об условности действия как такового. Созвучность с брехтовским пониманием искусства представления прослеживается и в том, что акцент переносится с самого произведения искусства на эффект, который оно оказывает на аудиторию.

Участник кинофестивалей в Локарно, Торонто, Чикаго, Мюнхене (1990)




«Экспериментальные автопортреты»

кураторская подборка Мюриэль Тинель-Тампль из коллекции LUX

7 апреля, 19.30


Специальный показ в рамках киномастерской «Сны на районе». После показа состоится обсуждение с участием Мюриэль Тинель-Тампль, исследователя и куратора, Андрея Сильвестрова, руководителя мастерской, и Кирилла Адибекова, куратора кинопроекта.

Составленная из одиннадцати коротких фильмов, эта программа исследует феномен репрезентации собственного тела, истории и воспоминаний в кинематографических работах художников. Задача подборки в том, чтобы изучить взаимопересечения экспериментального кино и жанра автопортрета на примере коллекции LUX (Лондон). Один из возможных подходов состоит в различении автобиографии и автопортрета. Автобиография, традиционно понимаемая как литературное изложение личной истории, представлена фильмами, так или иначе затрагивающими тему семьи — Папина палка, Песня Ханны и Портрет с родителями. Напротив, автопортрет обращается к само-репрезентации художника и его/её размышлениям о собственной художественной практике. Если Анна исследует границы между портретом и автопортретом, то Стрелы, Моё кровавое я и Персональные надрезы имеют дело с обнажёнными и порой испытывающими боль (женскими) телами. Кроме того, важнейшими характеристиками автопортрета становятся эксперимент и анализ самого медиума кино. Человек с кинокамерой изучает возможности 16мм плёнки, а Близкие поверхности, Френологический автопортрет и Зенон догоняет зеро — особенности технологии раннего видео.

Все фильмы показываются в цифровом формате и в оригинальных версиях с русскими субтитрами

Портрет с родителями (Гай Шервин, 1976, Великобритания),

Папина палка (Джон Смит, 2012, Великобритания)

Анна (Люк Фаулер, 2009, Великобритания)

Песня Ханны (Катарин Мэйнелл, 1987, Великобритания)

Близкие поверхности (Дэвид Холл, 1973, Великобритания)

Френологический автопортрет (Марианне Хеске, 1976, Норвегия)

Человек с кинокамерой (Дэвид Кроссуэйт, 1973, Великобритания)

Зенон догоняет зеро (Дэвид Кричли, 1975, Великобритания)

Мое кровавое я: искусственная красота (маска) (Грэйс Ндириту, 2006, Кения, Великобритания)

Стрелы (Сандра Лахире, 1984, Великобритания)

Личные надрезы (Санья Ивекович, 1982, Хорватия)


Мюриель Тинель-Тампль, Birkbeck, University of London и University of Roehampton; автор книги Кинематографист за работой: автопортреты (Париж, 2016).




«Клык» / Kynodontas

2009, Греция, DCP, 97’

Йоргос Лантимос

Оригинальная версия с русскими субтитрами

7 апреля, 21.30


Греческий режиссёр Йоргос Лантимос дебютировал в середине нулевых с фильмом Кинетта, диковатой и немногословной историей о сообществе аутсайдеров в пустующем курортном городке. Ролевые игры, которым самозабвенно предаются персонажи, очевидно вдохновлены кино и кажутся, в свою очередь, подготовкой к съёмкам неизвестного фильма (интересно, что костюмированная драма Фаворитка в известном смысле и есть образцовая ролевая игра). Клык также предстаёт тотальной игрой с жёстким набором правил и ограничений. Игра здесь выступает как единственный возможный способ существования внутри автаркии. Не вмешиваясь и не занимая ни одну из сторон, Лантимос наблюдает за тем, как установленные правила неминуемо ведут участников к эндшпилю.


Аннотации: Кирилл Адибеков



главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject