Уит Стиллман: Потеря контроля

Перевод: Максим Карповец, Ольга Свирипа



После 14-летнего отсутствия в художественном кино, Уит Стиллман – любимый летописец выпускников, привилегированной и очень грамотной молодежи – в прошлом году вернулся с картиной «Девушки в опасности».

Несмотря на длительное отсутствие, Стиллман не почивал на лаврах. Он пытался (но не смог) поднять ряд проектов, в том числе адаптацию политической сатиры Кристофера Бакли «Маленькие зеленые человечки», а также «Настроение потанцевать» – исторический рассказ о кингстонском феномене Ямайской церковной музыки. Кроме того, он также написал роман «Последние дни диско, с коктейлями у Петросяна», основанный на его последнем фильме.

Те, кто знаком с брендом Стиллмана, его многословными странностями и умением делать чудеса с актерским ансамблем, прекрасно отреагируют и на «Девушек». Фильм находится на хорошо знакомой территории режиссера, с причудливым ликованием исследуя динамику отношений в группе многословных и энергичных студенток колледжа Восточного Побережья.

Грета Гервиг («Гринберг») играет роль Вайлет, вожака стаи, которая возглавляет группу студенток в колледже. Она стремится помочь депрессивным студентам с помощью программы хорошей гигиены и оптимистичных танцевальных номеров. Анели Типтон («Эта дурацкая любовь») играет красавицу с наивными глазами Лили, студентку, которая перевелась из другого колледжа. Вайлет тут же принимает ее в свою компанию.

После американской премьеры фильма, Стиллман встретился в Нью-Йорке с Найджелом М. Смитом из Indiewire, чтобы обсудить «Девушек в опасности» и то, почему рассказ о женщинах 20-ти летнего возраста ему так близок. CINETICLE предлагает вашему вниманию перевод этой беседы.


Первым делом: С возвращением!

Спасибо большое.


О чем вы думаете прямо сейчас? Фильм выходит в эту пятницу после вашей длительной работы и после его мировой премьеры в Венеции.

Как раз сегодня я смотрел его в HD качестве. Хочу сказать, это были сказочные пару недель/дней. Мы все еще ждем ежедневных обзоров. Я думаю, что фильм будет иметь свою публику. С точки зрения аудитории, прием, кажется, будет положительным.


Изначально центральным персонажем «Девушек» кажется Лили, но как только Вайлет разбивают сердце – уже она становится главной героиней в картине.

Я всегда считал: люди смогут понять, что именно она главная героиня и полюбят ее с первых кадров. Ведь мне она нравилась изначально. Но потом, когда я работал над фильмом и показал его людям, то осознал, что у нас был более сложный путь, частью которого было и то, что многие, желая быть во всем осведомленными, уже посмотрели «Дрянных девчонок». Именно это повлияло на восприятие персонажей типа Вайлет и ее подруг.

Кроме того, я хотел сделать образ Лили очень красивым в сексуальном плане, но не очень симпатичным. Анали Типтон привлекательна и естественна, что делает Лили практически неотразимой. Так что это создало проблему.



Оглядывались ли Вы на «Дрянных девчонок» и «Бестолковых», когда снимали свой фильм?

Я нахожу его больше похожим на «Академию Рашмор». Я не думал об этом, пока не закончил съемки. Безусловно, его легче всего сравнить с «Бестолковыми» и «Дрянными девчонками», но мне кажется, что это не совсем так. И «Академия Рашмор» гораздо лучше подходит для сопоставления.


Хоть с момента вашего последнего фильма прошло 14 лет, он все же о 20-тилетних героях. Что заставляет вас постоянно возвращаться к теме молодежи?

Отчасти это совпадение. Мне было тридцать лет, и я решил снять «Светский круг». Я оглянулся и осознал, что проще писать о прошедшем периоде, смутные воспоминания еще сохранились – осталось только пофантазировать. Тогда я пришел к следующему этапу жизни и сделал «Барселону», а затем я захотел снять что-то про девушек на «диско техах» (techs – сокр. от технический колледж. Стиллман играет словами, - прим.переводчика).

Нас немного критиковали за «Диско» и «Барселону»: персонажи, мол, молодые, неопытные и философствующие. Это нормально, когда им [возраст персонажей в] «Светском круге», но когда персонажи становятся старше – все по-другому.

«Девушками»] У меня была идея об этих девчонках, я слышал рассказы о группах в кампусах колледжей, которые способны изменить атмосферу. Когда я вернулся из этих перекрёстных этапов формирования личности на родные земли,  мой университетский опыт был довольно неутешителен. Но потом я преодолел это и почувствовал, что моя личность и таланты прошли это испытание.

Я надеюсь сделать две другие картины, которые не особо сконцентрированы на  этой возрастной группе. Но думаю, что возраст 16-30 лет – очень интересный период. Если ты снимаешь больше драматических фильмов, то это имеет смысл, ведь, в общей сложности, именно в университетском возрасте ты делаешь свои первые жизненные пробы. Раньше люди обычно обручались и женились сразу после колледжа. Сейчас такое случается нечасто. Но я до сих пор встречаю  тех, кто познакомившись в этом возрасте, остаются вместе.


Интересно отметить, что два фильма, которые вы хотите реализовать – политическая сатира «Маленькие зеленые человечки» и историческое произведение «Настроение потанцевать» – заметно отличаются от вашего стиля. «Девушки» все же во многом как будто любовное послание вашим фанатам.

Я не смог бы получить деньги на что-то совсем другое. Люди просто не могут представить меня, снимающего фильм в духе китайской революции.



Как «Диско», так и «Девушки», доказывают тот факт, что у вас определенно есть талант в создании удивительно целостных ролей для женщин.

Это тема действительно близка мне. Нас критиковали за «Барселону», поскольку она была полностью рассказом о мужчинах, но это просто случайность. И следующий фильм я захотел сделать именно с женскими персонажами.

На самом деле, я считаю, что самый убедительный образ  в «Светском круге» – Одри. В какой-то степени я чувствовал, что герои которые интересуют зрителей – парни, но, тем не менее, наиболее трогательной ситуацией в фильме была именно ситуация с Одри.

Когда я делал «Барселону», в основе которой протагонисты мужчины, я верил, что после этого смогу сделать более кинематографическую вещь, в частности о девушках, танцующих на дискотеке. Мне на самом деле очень по душе эта версия. В итоге получилось две главные героини женщины, и мне очень понравилось работать с этими персонажами.

Я чувствую себя достаточно свободным, когда пишу с женской точки зрения. Персонаж Вайлет очень сильно пересекается с моими интересами и моей историей. Она самый близкий и наиболее личный образ, из всех созданных мною. В романтической комедии положение женщины более интересное. Ситуация с парнем не так увлекательна. Он просто должен позвонить девушке. У меня другая история, полностью женская, но это снова совпадение.


Когда вы написали сценарий к «Девушкам»?

Сценарий на самом деле быстрая, простейшая письменная работа из тех, что мне доводилось делать. Я никак не мог себя заставить писать после WGA (Writers Guild of America strike) протеста, и у меня было много другой работы в это же время, поэтому я все время начинал и бросал. Я начал весной 2008 и закончил сценарий в декабре 2009 года.


Вайлет действительно открывает сущность своего персонажа после того, что она определяет как «штопор» (потерю контроля) – состояние, когда ее бросили. Может, я сильно углубляюсь, но как много из того, что вы пережили за эти 14 лет отсутствия, сыграло в построении ее образа?

Что ж, «штопор», который мне довелось пережить, был достаточно неожиданным. Я получил контракт на съемки и через пять дней меня бросили. После разговора с этой женщиной я сказал: «Спасибо, ты подарила мне хорошую историю для моего фильма».

У меня была идея, которая относилась ко всем девушкам, но я понятия не имел, что может с ними случиться или куда они могут пойти. Меня отвергали много раз, но впервые это был разрыв длительных отношений и очень болезненный. Я никогда раньше не имел такого опыта, и это было трагично. Я как-то читал, что разрыв отношений непрост для обеих сторон, но, извините, быть брошенным намного хуже, чем отвергать кого-то.

Когда я не хочу быть с кем-то, я пытаюсь сделать это как можно менее трагично. Я пытаюсь не только освободиться самому, но и помочь другому. Я стараюсь не поступать так, чтоб у меня появилась еще одна история. И надеюсь, что я не буду разбит таким образом. Я предпочитаю больше не делать другой такой картины.



Даже если по существу это история разрыва, и родилась она вследствие мрачного периода, все же «Девушки» остаются очень оптимистичной картиной. Вы описали ее как «утопическая» в интервью Village Voice.

Все три фильма имеют элементы утопической версий любви. «Барселона» – утопическая версия жизни за границей. «Диско» – утопия ночной жизни, а «Светский круг» определенно является утопией про определенный период времени. Он – утопия в полном значении этого слова.

Наши девушки тоже по сути утопистки и это одна из причин, почему все происходит в настоящем времени: они пытаются создать будущее, к которому мы еще не пришли, где самба – интернационально популярный танец. Они создают утопию вокруг того, что им кажется прекрасным. Они принимают элементы прошлого как свою утопию. Они любят стиль Грейс Келли и Одри Хепберн из 50-х и 60-х годов. Они строят свой опыт из этого материала, создавая ретро-утопию, которая вот-вот появится.


Хотели бы вы, чтобы их версия утопии в один прекрасный день увенчалась успехом?

Конечно, но я думаю, что утопия это такая вещь, где мы отчасти живем. Когда мы путешествуем вокруг света, мы выбираем то, что хотим увидеть, и понимаем так, как хотим. Я думаю, что так мы создаем свои маленькие утопии.

Если по телевидению транслируют что-то действительно угнетающее, мы не хотим это смотреть. Я помню, когда начались реалити-шоу, они напомнили мне историю про индейцев, суеверно верящих в фотографию, которая отнимет у них душу. Я боюсь, что есть что-то в телевидении, дегуманизирующее людей подобно тому, как фотография отнимает душу индейцев. В то же время существуют такие программы как конкурс талантов, и эти довольно старые программы, действительно очень креативны. Моя дочь любит смотреть «Проект Подиум». Она любит наблюдать за этими кулинарными соревнованиями, и я думаю это чудесно. Они создают что-то такое, чему ты можешь научиться. Поэтому это вид позитивных реалити-шоу. И есть такой тип программ, из-за которых ты начинаешь беспокоиться, таких… как «Холостяк» или «Большой Брат». Потом такие вещи, как «Ледяные дальнобойщики» и «Большой тунец», черт возьми, это интересные миры, если они не наигранные. Интересно наблюдать за этими людьми. Это по-настоящему.


Не удивительно, что вы пригласили Анали, занявшую второе место в «Следующая топ-модель Америки».

Это был конкурс талантов, это правда. И она была воистину очаровательной на нем. Но это не ее характер в смысле «О, она модель и теперь пытается стать актрисой». Нет, она реально настоящая актриса, которая просто выступила на каком-то шоу моделей.


Что будет дальше?

У меня есть проект за семью печатями и надеюсь, что он станет явью быстрее, чем через пять лет. И после этого, надеюсь, я все-таки сделаю ямайскую картину.


Перевод: Максим Карповец, Ольга Свирипа



главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2020 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject