Каннское интервью с Виктором Эрисе



На сайте Каннского фестиваля опубликовано интервью с Виктором Эрисе - режиссером хороших ностальгических фильмов «Дух улья» (El esp?ritu de la colmena, 1973), Юг (El sur, 1983).  Эрисе вместе с Тимом Бертоном, Шекхаром Капуром, Александром Деспла, Бенисио Дель Торо и другими является членом жюри Основного конкурса.


В 1992 г. Вы получили приз жюри за Ваш третий полнометражный фильм Le Songe de la lumi?re. Что Вы чувствуете теперь, когда должны судить работы коллег?

Не знаю, я в первый раз участвую в работе жюри. Думаю, это очень щекотливое положение.

Через Ваше творчество красной нитью проходит тема детства. Каким ребенком Вы были?

Это было так давно. Я уже немного забыл. Я снял фильм La Morte rouge (для выставки «Victor Erice/Abbas Kiarostami, Correspondances» - прим. ред.), где рассказано о моем первом знакомстве с кино. Но рассказ ведется в третьем лице, потому что тот ребенок немного далек от меня. Мне было 6 лет. Это был основополагающий опыт. Откровение, но и опыт переживания ужаса.

Что это был за фильм?

Американский фильм La Griffe sanglante Роя Уильяма Нейла. Самое удивительное это то, что картина не оставила следа в истории кино, но для меня, ребенка, это был фильм моей жизни.

Какое представление или воспоминание у Вас сохранилось о Каннском фестивале?

Это уже далекое воспоминание. В первый раз я приехал в Канны в качестве самостоятельного журналиста. Мне было 20 лет. Очень мощный опыт. Там были великие режиссеры: Робер Брессон, Луис Бунюэль, Антониони, Берланга – потрясающий испанский мастер. Я приезжал еще на «Международную неделю кинокритики» со своим первым фильмом «Дух улья». Для меня Канны – это место встреч профессионалов кино и фильмов.

Какое кино Вы любите?

Хорошее. У него нет национальности. Это - универсальный язык. Кино моего детства было из Северной Америки, его показывали везде, как сегодня. Я начал смотреть фильмы в 40-е годы! Фильмы Джона Форда, Говарда Хоукса, Майкла Кертиса, Виктора Флеминга… но я ничего о них не знал, мы выбирали фильмы из-за актеров, а не режиссеров. Это всегда был детский выбор. В те времена встреча с кино представляла собой общественный опыт. Сегодня дети знакомятся с кинофильмами по телевизору, и это - частный опыт. Думаю, что в этом – большая разница.

Вас считают одним из самых великих современных режиссеров, и Вы вдохновляете многих…

(Удивленно). В Испании, возможно. Потому что из-за истории Испании, разорванной гражданской войной, нашему кинематографу не хватает традиции. Надо помнить о том, что самый великий режиссер в истории Испании, Луис Бунюэль, был режиссером в изгнании.

Вы сняли три полнометражных картины за почти 40 лет. Вы долго вынашиваете замысел нового фильма?

В фильмах, которые я ставлю, всегда есть тень тех картин, которые мне не удалось снять. Когда пишешь сценарий, когда думаешь о фильме, всегда что-то остается внутри, даже если в конце концов фильм не получается, и этот неудачный опыт можно потом найти в ленте, которую доводишь до конца.

Почему некоторые фильмы не удается снять?

Из-за недостатка финансирования. Кино - это вопрос денег. Хотя мои продюсеры всегда возвращали инвестированные средства. Это очень важно для меня.

Почему Вы занимаетесь кино?

Точно не знаю. Может быть потому, что я посвятил этому много лет моей жизни, не только снимая фильмы, но и в качестве зрителя. Мой зрительский опыт, возможно, более важен, чем режиссерский.

Чем Вы занимаетесь, когда не снимаете кино?

Пишу для кино. Я начал писать тексты о кино до того, как стал режиссером. Провожу мастер-классы. Я очень люблю встречаться с молодежью, передавать свой опыт. К сожалению, у молодых испанцев отсутствует кинематографическая культура. Кино не является частью образовательной системы. В этом наше отличие от Франции. В школе искусство – скорее исключение, чем правило. А ведь это – гораздо более важная вещь, потому что искусство – основа культуры.

Каковы Ваши планы?

Вот уже год, как я снимаю маленькие фильмы, как художник. Мне это очень нравится. Это – серия документальных фильмов, которую я назвал «Память и сон». Есть уже три главы, надеюсь довести их количество до десяти, а затем показать. Это – маленькие вещицы, которые я снимаю в разных странах, во время путешествий. Может быть, я сделаю что-нибудь и здесь, в Каннах.

И какова продолжительность этих фильмов?

По-разному. Один длится 5, другой – 20 минут. Это – размышление о кино, пространство кино. Очень ремесленного характера фильмы, которые я сам снимаю на камеру и с помощью звукорежиссера. Я считаю очень правильной идею Роберто Росселини: чем беднее ты становишься, тем больше обретаешь свободы. Свобода - это бедность. Нужно отказаться… Я бы хотел также снять обычный банальный фильм, но, к счастью, пока я могу снимать.



главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject