Тереза Мадруга: «С Руисом было очень весело работать»

Автор: Наталья Серебрякова





На Санкт-Петербургском фестивале WestWind побывала известная португальская актриса Тереза Мадруга. Она представила фильм Мигеля Гомеша «Тысяча и одна ночь», в котором сыграла депрессивную женщину Луизу из спального района. Всего же на счету Терезы 88 ролей в кино и на телевидении (не считая театральные проекты). Мадруга снималась у ведущих режиссеров Португалии – Мануэля де Оливейры, Жуана Сезара Монтейры, Жуана Педру Родригеша, Мигеля Гомеша. Наталья СЕРЕБРЯКОВА расспросила Терезу о работе с этими великими экспериментаторами и ее актерской карьере.


– Почему вы решили сняться у Мигеля Гомеша? Это же ведь уже не в первый раз, в 2012 году был фильм «Табу».

– Он сам мне предложил, позвонил, и я согласилась. Он уже был знаком с моими работами. Гомеш сказал мне: «Я видел вас в фильме Родригеша («Двое бродяг» – ред.). Мне так понравилось, как вы там играли». Двумя неделями позже я узнала, что Гомеш – кинокритик. Я прочитала его рецензии (я всегда читаю рецензии!), они были очень жесткие. И я поначалу испугалась. Но потом я узнала, насколько он хороший человек.

– В «Табу» вы играли Пилар, соседку главной героини Авроры. Расскажите немного об этой роли.

– Было непросто играть эту героиню, потому что Гомеш хотел, чтобы я совсем не играла, а просто слушала и ходила туда-сюда. Моя героиня – пожилая женщина, которая раньше работала в отделе экономики, но сейчас уже на пенсии. Ей приходится заботиться об Авроре, которая играет в казино, много проигрывает и находится в депрессии. Пилар все время ходит в кино.

Мигель, как человек, любящий кино, хотел, чтобы моя героиня тоже любила кино. Поэтому мне не приходилось так много играть в привычном понимании этого слова, но я смотрела кино, и камера это снимала. И в кадре я повторяла слова за актерами, потому что по сценарию я видела эти фильмы много раз. Например, я там повторяю за героями «Касабланки». И для меня было сложно сыграть такой тип женщины, так как от меня требовался минимум каких-то проявлений характера.

– В «Тысяче и одной ночи» вы играете Луизу, хозяйку собаки Дикси (вокруг которой строится сюжет). Луиза живет в спальном районе и постоянно сидит на антидепрессантах. Трудно было сыграть эту героиню?

– О, эту героиню было играть совсем несложно. Я поняла эту женщину сразу же. Луизу изобразить было намного проще, чем Пилар. Я ведь очень хорошо знаю это место, в котором снимался фильм. Из окна моего собственного дома видно дом, о жильцах которого рассказывается в «Опустошенном» (вторая часть «Тысяча и одной ночи» – ред.). Поэтому я очень хорошо понимаю этот образ жизни.

– Там еще была очень романтичная сцена, когда Луиза с мужем лежат в кровати, курят и смотрят телевизор…

– Да! Мне не пришлось тоже очень сильно перевоплощаться. Луиза пьет много таблеток и потом разбивает машину, потому что ей все время хочется спать. Она, конечно, очень депрессивная.



Кадр из фильма Мигеля Гомеша «Тысяча и одна ночь. Часть вторая. Опустошенный»


– А что вы знаете о реальных прототипах этих героев? Гомеш их ведь взял откуда-то из новостей.

– Вначале они жили в центре Лиссабона. Муж был футболистом и сутенером, а женщина – проституткой, которая на него работала. И однажды они решили порвать с прошлой жизнью и всеми друзьями, переехать в спальный район. А потом совершили двойное самоубийство в том самом доме, в котором снимался фильм. Конечно, мы снимали уже в совсем другой квартире, не в той, где они жили и покончили с собой, но с точно таким же окном и обоями. Вся история о Дикси и его владельцах и соседях собрана журналистами из реальной жизни, включая нудисток на крыше.

– А что вы думаете о роли Дикси? Собака способна спасти человека от депрессии и самоубийства?

– Именно в данный момент по моему мироощущению, любое животное может заставить человека почувствовать себя лучше. У меня самой живут две собаки и одна черепаха.

– О, черепаха. Как в «Табу»!

– Да, но только там в пруду плавали речные черепахи, а моя – сухопутная.

– Вы, как жительница Португалии, чувствуете на себе последствия экономического кризиса, о котором рассказывается в «Тысяче и одной ночи»?

– Да, конечно. Например, в кино я стала намного меньше зарабатывать, чем в начале своей карьеры, сорок лет назад. Да, тогда было намного меньше работы, и не такой хорошей, как сейчас, но она была намного более высокооплачиваемая. За день съемок я зарабатывала достаточно, чтобы жить на эти деньги месяц.

– А какой был ваш первый фильм, в котором вы снялись?

– О, он так и не вышел в прокат. Я видела его только на частном показе в Институте Кино. Это была маленькая роль, 1976 год, после португальской революции Гвоздик. И потом получилось так, что я все время чередовала кино и театр. Один фильм, один спектакль.

– Почему вы вообще решили стать актрисой?

– Я всегда любила старые фильмы, особенно американские мюзиклы и телевидение. Мне нравилось, как они поют и танцуют. Но сама я не могла танцевать, я была толстая. И петь тоже не умела. Когда я училась в школе, я все время просила родителей дать мне денег, чтобы пойти в кино. И они не знали, на что я трачу деньги, они думали, я на уроках. А потом они захотели, чтобы я пошла учиться в университет. И я такая: «Ну, хорошо. Я буду учителем гимнастики», потому что любила гимнастику. Но в университете я увидела, что на спортивный факультет надо сдавать все те же предметы, что и на театральный (за исключением истории искусств). И я поступила на театральный. А мои родители не знали об этом, я им сказала только через две недели.



Кадр из фильма Мигеля Гомеша «Табу»


– В течение своей карьеры вы работали с великими режиссерами – Мануэлем де Оливейрой, Жуаном Сезаром Монтейру, Раулем Руисом. Что вам особенно запомнилось в сотрудничестве с ними?

– С Руисом было очень весело работать. Он был прекрасный человек с сумасшедшими идеями. И он, и Монтейру, и Оливейра – все они понимали кино не так, как это обычно принято. Они не хотели каких-то нормальных вещей. Они требовали импровизации от актеров. Они делали нетрадиционное экспериментальное кино. И мне это очень нравилось. Было интересно работать по-другому, как независимая съемочная группа. С Оливейрой так приятно всегда было разговаривать, например! У него были исключительные идеи, и он часто менял их в течение съемок.

– Можете чуть подробнее рассказать о Руисе?

– У Руиса я снималась в телевизионном сериале «Мануэль на острове чудес», об острове пиратов. Я играла маму главного героя, мальчика по имени Мануэль. И вот в середине съемок Руис решил снимать другой фильм, двадцатичетырехчасовой: «Почему бы не снять другое кино? Кто хочет сделать это завтра?» Это было сумасшествие! Мы делали этот фильм в одно из воскресений, когда все должны были отдыхать. Он говорил, что должны были говорить актеры в камеру, прямо перед началом съемок. Потом я никогда не видела этот фильм. Кто-то видел, но публичных показов не было.

– А у Оливейры вы также снялись в его последнем фильме «Визит, или Воспоминания и признания» (фильм был снят португальским режиссёром в 1982 году, но было завещано показать его лишь после смерти; таким образом, дата релиза обозначена как 2015 год – ред.)…

– Нет, в этом фильме только фрагменты из его предыдущих картин с моим участием (Тереза Мадруга и Диогу Дориа также звучат за кадром фильма Оливейры – ред.), например «Франсишка», это фильм о молодом человеке, сыне английского офицера, который становится заложником собственных чувств. Там я играю Францину.



Бруно Ганц и Тереза Мадруга в фильме Алена Таннера «В белом городе»


– Обычно вы играете такие драматические роли. Есть для вас какая-то разница между драматическим и комическим?

– Да, обычно комические роли у меня только в театре. Но я не чувствую разницы между игрой драматических персонажей и комических. Я с одинаковым уважением подхожу к воплощению образов своих героинь. Даже если они глупые, я их не осуждаю. А задаю себе вопрос: «Так, хорошо, она глупа. Но почему?».

– А между игрой в театре и в кино чувствуете разницу?

– Трудно сказать. В театре ты совершенствуешь свою игру из месяца в месяц, от спектакля к спектаклю, обращаешь внимание на каждую деталь и можешь что-то исправить. В кино же что-то снимается раз и навсегда, это уже нельзя исправить. Обычно я пытаюсь привнести что-то новое из театра в кино, и обратно. Например, очень полезно для кино мое умение разговаривать, дикция, которой я научилась в театре. Я очень уважительно отношусь к тексту. Потому что он что-то значит!

– Можете рассказать что-то о своих текущих проектах?

– Я жду текст сценария для фильма, основанного на романе португальского писателя. Режиссером будет Фернанду Вендрелл. Я уже снималась в трех его фильмах, в том числе в 2002 году в картине «Мелкие капли». Это был фильм о сыне португальских колонистов по имени Руи, выросшем в маленькой мозамбикской деревне и его дружбе с негритянской девочкой Анной. В новом фильме я должна играть мать трех проблемных дочерей. Последний раз, когда я разговаривала с режиссером, он собирался немного сократить мою роль и сделать акцент на дочерях. Но у меня еще нет текста, и я не знаю об особенностях своей роли, какую именно мать я должна сыграть. А в конце мая я снималась в еще одном фильме, который сейчас находится на стадии постпродакшна. Его рабочее название «Фатима» Жуана Канижу, он о странствующих женщинах. Роуд-муви.




главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject