Что мы ждем на «Молодости»

18.10.2013 10:44

 

Авторы CINETICLE о самых ожидаемых фильмах кинофестиваля «Молодость», стартующего 19 октября.



 

Ольга КОВАЛЕНКО:

 

1. «История моей смерти», реж. Альберт Серра

«История моей смерти» стоит того, чтобы ее посмотреть минимум два раза, на большом экране. Фильм завораживает как мрачная сказка братьев Гримм, взывающая к двум изначальным страстям – страсти животной и человеческой, страсти к жизни и желанию к смерти, хаосу первозданности и свету логики. Фильм построен не на движении, не на возможностях света, а на перемежающихся паузах и игре теней, на полутонах намерений, а не на ужимках, где театральный жест является не заявлением в себе, а плащом, за которым скрывается мечта.

 

2. «Бездомные псы», реж. Цай Минлян

К счастью, европейский эксперимент Цая (его предыдущая полнометражная работа, «Лица», 2009, которую он снял во Франции при участии французских актеров) так и остался экспериментом, и в своих последующих фильмах он возвращается в родную Азию, чьи настроения ему так хорошо удается передавать. Судя по сюжету, «Бездомные псы» будут наполнены знаковой цаевской тоской, тусклым светом неоновых вывесок и печалью проливных тропических дождей.

 

3. Фильмы Криса Маркера

Несмотря на яркую политичность отобранных фильмов Криса Маркера, его стиль видео-эссе всегда достоин внимания. Завораживает его, маркеровское, видение мира: то, как он разбирает на части действительность, а потом собирает ее в нечто новое, виртуальное – реальность на границе субъективного и объективного. Ретроспектива основана на его работе в SLON (Soci?t? pour le lancement des oeuvres nouvelles – Сообщество по созданию новых работ) и ISKRA (Images, Sons, Kinescope, R?alisations, Audiovisuelles – Изображения, звуки, кинескоп, постановки, аудиовизуальное), которым он посвятил свое время после майских событий 1968-го.

 

 


Олександр ТЕЛЮК:


1. «Красавица и чудовище», реж. Жак Кокто

Специальный показ на «Молодости» позволит зрителям вспомнить печальную историю фильма «Красавица и чудовище». Вторая лента Жана Кокто и его первое сотрудничество со своей музой Жаном Маре. Эта картина была снята во времена, когда кино еще могло позволить себе быть красивым. Пышные причудливые декорации, невиданные костюмы и идеально выстроенный свет, имитировавший гравюры Гюстава Дюре. Только чтобы наложить грим Чудовища Жану Маре, художникам обычно требовалось до пяти часов времени. Сам Кокто увлекался игрой визуальных образов, создавал скульптуры из человеческих тел обращался к излюбленным темам – зазеркалью и перевоплощениям реальности. Не смотря на то, что в основе картины лежит детская сказка Лепренса де Бомона, фильм полон иносказаний. Чудовище же воспринимается как символ Другого и архетипическая жертва непонимания.

 

2. «Выпускной бал», реж. Ульрих Зайдль

Зачастивший в Украину и Россию Ульрих Зайдль, как считается, подмочил свое амплуа трилогией «Любовь», которую все же не стоило делить на несколько фильмов. В свете этих перемен не стоит забывать, что начинал Зайдель как чуткий и честный режиссер-документалист. К счастью, фестиваль «Молодость» не забыл включить документальные работы Зайдля в его ретроспективу. Начиная с 80-х годов Зайдль, как верный последователь Дианы Арбус, в своих документальных работах исследовал быт карликов, фриков, провинциалов, зоофилов, торговцев газетами. Его интерес темным и странным сторонам жизни, возможно, оправдан и не всегда, но то что Зайдлю удалось создать свою уникальную и целостную эстетическую вселенную не подлежит никакому сомнению.


3. «Незнакомец у озера», реж. Ален Гироди

Даже в французском кино, которое сейчас переживает далеко не худшие времена, Алена Гироди трудно отнести к какой-либо фракции. Его своеобразный стиль продолжает мутировать от фильма до фильма, выражая собой как дух классического французского искусства, так и вопросы нового дня. Гироди ценен, в первую очередь, чувством сатиры, абсурда и свободным обращением со своими сюжетами. Новость, что в «Ненакомце у озера» Гироди взрослее скорее настораживает. К тому же Гироди впервые в карьере получил приз в Каннах. Тем не менее, предвкушаем узнавать в его новом фильме если не мотивы Бунюэля, то по крайней мере Фассбиндера.

 

 

 

Евгений КАРАСЕВ:


1. «Толстая тетрадь», реж. Янош Сас

Венгерский режиссер, работающий в одно время с Белой Тарром, обречен быть в тени. Неудивительно поэтому, что имя Яноша Саса мало что говорит широкой публике, хотя у себя на родине он известен как плодовитый театральный режиссер и автор трех фильмов. Саса мало интересует современность, среди его картин нет ни одной, чье действие разворачивалось бы в наши дни. Экранизация пьесы Бюхнера «Воццек» является, пожалуй, самым известным его фильмом, хотя наибольшей выразительности он достиг в работах на отечественном материале, а именно в фильмах, снятых по прозе венгерского модерниста Гезы Чата («Мальчики Витман», «Опиум»). В «Толстой тетради» (по нашумевшему роману Аготы Кристоф) действие происходит во время Второй мировой войны, что нехарактерно для режиссера, всегда избегавшего больших исторических коллизий в своих фильмах. Однако «ницшеанский» сюжет о двух братьях, решивших стать сверх-людьми, видится своего рода  продолжением тем и мотивов, занимавших Саса в «Опиуме», а то и раньше.

 

2. «Золото», реж. Томас Арслан

После всплеска активности режиссеров «берлинской школы» в 2011-м году, когда была снята трилогия Dreileben, и выхода на экраны в 2012-м фильма Кристиана Петцольда «Барбара», об этом неформальном объединении почти ничего не слышно, кроме неконкретных новостей о планирующихся фильмах. Единственным представителем «школы», прокатившимся в этом году по фестивалям, оказался Томас Арслан. Фильм «Золото» нехарактерен для «берлинской школы», которая в первую очередь интересуется современностью, и касается прошлого либо через его преломление в современности, либо через анализ воздействия прошлого на настоящее. Тем интереснее, как выработанный арсенал приемов «берлинской школы» будет работать при столкновении с практически чистой исторической стилизацией – в повествовании о золотоискателях в Канаде конца 19-го века.

 

3. «Боргман», реж. Алекс Ван Вармердам

Главный европейский апологет бытового абсурда представил в этом году в Каннах фильм, локализованная русская версия которого – «Возмутитель спокойствия» – как нельзя лучше характеризует саму творческую манеру режиссера. Не будет преувеличением сказать, что почти каждый его фильм вызывал либо скандал, либо, как минимум, неоднозначную реакцию. В «Боргмане» многостаночник Ван Вармердам (выступающий не только как режиссер, но и как сценарист и исполнитель одной из ролей), похоже, довел свою тягу к разрушению ритуализованной действительности персонажей до предела. История о том, как бомж Боргман терроризирует благополучное семейство, сюжетно балансирует где-то между пинтеровским «Слугой» и ханековскими «Забавными играми», однако несет на себе безошибочный след ван-вармердамовской индивидуальности. Режиссер не предлагает зрителю бояться и только (это было бы слишком просто), он предлагает бояться, зажимая рот не от крика, но от смеха.

 

 

 

Станислав БИТЮЦКИЙ:

 

1. «Вик и Фло видели медведя», реж. Дени Коте

Еще один очень важный фильм от режиссера из «медленных» 00-х. «Вик и Фло видели медведя» – наиболее зрелая и мастерская работа Дени Коте. Сам Коте когда-то признавался, что снимает поочередно бюджетные и безбюджетные ленты. В прошлом году был, сделанный за копейки, «Бестиарий», в этом – «Вик и Фло видели медведя». В последнем, созвучным с риветтовской лентой «Селин и Жюли», все отталкивается от сказочного и воображаемого, постепенно двигаясь к трагическому. При этом, Коте не боится иронизировать или быть несерьезным. Он осторожно проходится по ключевой для себя и всего канадского арт-кино теме – побегу к природе, и даже подшучивает над рядом своих ранних работ. Плюс, как интересный факт: на последнем Берлинском кинофестивале «Вик и Фло видели медведя» получили Приз Альфреда Бауэра, вручаемый за инновации в киноязыке; в прошлом же году аналогичной награды удостоилась лента «Табу» Мигеля Гомеша. И это очень интересная параллель, говорящая в пользу «Вик и Фло».

 

2. «История моей смерти», реж. Альберт Серра

Главный фильм года, а может даже и последних нескольких лет. Маленький фильм, который на наших глазах буквально превращается в большое произведение искусства. Важный ответ всем критиками «медленного» и арт-кино. Серра соединяет разные эпохи, рассуждает об искусстве, приравнивает создание кино к поэзии и живописи, и все это, не забывая о своей давней страсти – плутовском романе.

 

3. «Цвет воздуха – красный», реж. Крис Маркер

«Цвет воздуха – красный» это история левых, документ ушедшей эпохи и критический взгляд на события мая 68-го. Это также история борьбы, очень умелое упражнение в монтаже и картина, которая важна в контексте всего последующего творчества Криса Маркера. Маркер создает здесь эссе об исторической памяти, и избегая каких-либо выводов или назиданий, превращает все в определенную утопию или сон, которые то ли стал, то ли нет, явью.

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject