Меридианы Тихого: «Реальность», «Золотая клетка»

09.09.2013 11:07

 

Станислав БИТЮЦКИЙ о фильмах «Реальность» Киеши Куросавы и «Золотая клетка» Диего Кемада-Диеса.

 

 

Реальность (Real)

Реж. Киеши Куросава

Япония, 127 мин., 2013 год

 

Золотая клетка (Le Jaula de Oro)

Реж. Диего Кемада-Диес

Мексика, Испания, 102 мин., 2013 год

 

 

1.

Киеши Куросава однажды признался, что был удивлен своему фестивальному реноме в Европе. В Японии он снимал традиционные J-хорроры, ghost-story и фильмы о мести. Он мог уходить от жанра или следовать ему, но неспешный ритм и особая работа со временем и пространством всегда ставили Куросаву в статус автора, даже в своей стране. «Реальность» — его наиболее жанровый фильм — находится где-то между старыми научно-фантастическими фильмами, сделанными в США (Куросава никогда не скрывал, что вырос на американском кино) и фильмами о Годзиле. При этом, попутно также вспоминается Кроненберг и «Завороженный» Хичкока, а наиболее близкими родственниками оказываются работы Найта М. Шьямалана. Фильм Куросавы — это одновременно любовная драма о примирении с прошлым, история о непризнанном художнике и фильм-катастрофа. Девушка, рисующая мангу, впадает в кому после неудачного самоубийства, ее парень с помощью ученных отправляется к ней в подсознание, чтобы выяснить причину этого поступка. По ходу действия они меняются местами и в конце концов вместе спасаются от нападения монстра.

Одна из главных проблем в восприятии фильма в его умышленной наивности, простоте и путанности, но также и в сопоставлении с американскими блокбастерами вроде «Обливиона» (о нем Куросава много говорил в Локарно). Куросава словно создает свой аналог подобного развлекательного кино, одновременно критикуя его и рассуждая о том, что современный Голливуд окончательно разуверился в возможностях зрительского воображения. Сегодня там пытаются приучить нас, что все в этом мире должно иметь свое логическое объяснение: если появляется динозавр — значит наступил конец света, если полчища зомби — то ученые, ошиблись в каких-то экспериментах. Это же касается и любой мотивации героев и сюжетных ходов.

Куросава же, вслед за режиссерами старых американских фантастических фильмов, отрицает подобное. Для этого он обращается к традиционным кодам классического кино и к ребенку в каждом из зрителей. Куросава предлагает отбросить логику или попытку рационально объяснить все происходящее на экране. Он рассказывает историю, где главное не сюжет, а возможность очарования; где неожиданные жанровые скачки и сюжетные нестыковки — часть мира, воссоздаваемого самими героями. Как персонаж сэлинджеровского рассказа «Тедди», Куросава заявляет, что трава не обязательно должна быть зеленой, а слон — большим. Что динозавр, неожиданно появляющийся в концовке фильма — может быть всего-лишь плодом воображения. И главное, что из множества знакомых элементов, можно всегда создавать нечто аутентичное и не поддающееся никакому ранжированию. Другой вопрос, что наше время и вправду слишком рационально, и даже такая позиция сегодня требует либо своего логического объяснения, либо оправдания.

 

 

2.

Большинство фильмов можно поделить на четыре условные категории: 1. фильмы-произведения искусства, 2. фильмы-высказывания, 3. развлекательные фильмы и 4. фильмы-репортажи. Четвертая категория – наиболее распространенная в фестивальном кино. Именно к ней относится «Золотая клетка» мексиканца Диего Кемада-Диеса. Самая важная часть работы режиссера здесь заключается в поисках информации, так как фильм-репортаж основывается на событиях реальных или тех, что могли иметь место. В «Золотой клетке» это история нелегалов из Латинской Америки, которые всеми силами пытаются попасть в США. И в этом плане, Диес действительно проделал огромную работу.

Дальше задачей постановщика становится найти типажных актеров (желательно непрофессионалов), чтоб те смогли, играя себя, быть послушными исполнителями. Затем следует реконструкция событий. Здесь уже режиссеру необходимо грамотно дозировать эмоциональные моменты. То есть, буквально выбирать, что из известной ему информации давать зрителю, а что утаить, оставив за кадром. Это в какой-то мере и есть тест на профпригодность и человечность автора. Покажет ли он все в черных тонах, поставит ли себя выше героев и зрителей, пуститься ли в финальное морализаторство, предоставит ли зрителю самому делать вывод и, главное, сможет ли заинтересовать своей историей?

Кемада-Диес выбирает проверенный путь: сделать героями истории молодых людей, только вступающих в реальную жизнь. Это то, что всегда позволяет немного скрасить общий мотив. В «Золотой клетке», к примеру, самая лучшая сцена  – это сцена с танцем юных геров. Вместе с другими нелегалами они останавливаются на вынужденный привал после долгого времени, проведенного на крышах поездов. Мы можем представить их усталость. Нам известны все беды, которые им уже довелось пережить. Но в какой-то момент начинает звучать музыка – и в следующее мгновение мы уже видим их танцующими. От усталости не остается и следа. Это танец надежды, неожиданное понимание важности этого мига, но главное – это утопическая возможность наверстать молодость, которую, по версии режиссера, навсегда перечеркивает необходимость бежать из своей страны.

Дальше все те же скитания, насилие, поезда и смерть, идущая по следу. Но сама сцена танца – это неожиданный элемент из фильма-произведения искусства (ну или нечто близкое к ней). И это один из немногих моментов, которые выделяют фильм из большого количества подобных историй. До и после –  репортаж, причем, не особо изобретательный по режиссуре, и финальная растянутая мораль, где не хватает только статистических данных. То есть это то, что очень близко репортажам каналов вроде Viasat World. С одной лишь разницей, что там вы вряд ли сможете увидеть подобные сцены танцев. В то время, как любой, даже не самый выдающийся фильм, способен удивлять такими маленькими откровениями.

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject