Отар Иоселиани о своем новом фильме «Шантрапа»

19.05.2010 08:43


В Каннах состоялась премьера нового фильма режиссера Отара Иоселиани, грузина, уже три десятилетия живущего и снимающего во Франции. Фильм называется «Шантрапа» (Chantrapas) и вот что о нем говорит сам Иоселиани:


Шантрапа (Chantrapas)?

Это русское слово, которое произошло от французского «chantera pas» («не буду петь»). В конце XIX столетия зажиточные семьи Санкт-Петербурга брали для своих детей уроки пения с итальянскими мастерами бельканто. В то время русская аристократия говорила по-французски и, следовательно, итальянцы запомнили себе два слова, какими они стали обращаться к ученикам: «Chantera» («Пойте») и «Chantera pas» («Не пойте»). Позже «шантрапа» стала общим словом: шантрапой называли ни к чему не пригодных бездельников, исключенных... Так и мой герой, которому запрещают работать в Советском Союзе, и он собирается отправится на Запад. Виктор Гюго, Фриц Ланг, Рене Клер, Орсон Уэллс, Тарковский, Аскольдов, Шенгелая... все были исключены, все были «chantrapas», вынужденные покинуть свои родные страны, не умея достаточным образом плавать в этих неизвестных водах, каждый из своей внутренней раной.


Это автобиографический фильм?

Нет, так как моя судьба была все же иной. В конце концов, я всегда делал то, что хотел в Советском Союзе, даже если мои фильмы потом запрещали: «Листопад» [1966], а также все мои короткометражные фильмы. За те же моменты, за которые кто-то запрещал, кто-то начинал уважать. Тогда, в 1979 году, после «Пасторали» [1975], мне пришлось покинуть страну. Шантрапа – это портрет собранного образа кинематографистов. Тех из нас, кто все же преодолел механизм цензуры, можно посчитать на пальцах: Сергей Параджанов, Андрей Тарковский, Георгий Шенгелая, Глеб Панфилов, Александр Аскольдов ... За это время 120 кинематографистов работал на режим, кино было инструментом пропаганды. Тем не менее, никто не скажет, что цензура была слишком строгой. Они запрещали фильмы, но они уважали режиссеров. Это добавляло головной боли... Они позволяли нам закончить фильм, перед тем, как запретить его.

 

Одна из сцен заканчивается на том как цензор хватается руками за голову.

Да, он страдает ... Они были такими же жертвами системы, как и мы. Они могут говорить о вашем фильме снятом в суровых условиях, а, сообщив вам о запрете, подойти и пожать вашу руку.

 

Фильм начинается с просмотра короткометражки ... одной из ваших ранних работ.

Она была сделана уже давно. Я мог использовать фильм одного из моих коллег, Шенгелая или Тарковского, один из их запрещенных в Союзе фильмов, но существуют проблемы с авторскими правами. Я сделал этот короткометражный фильм в 1959 году, и никто и никогда его не видел.

 

Музыка играет ключевую роль в ваших фильмах. Можем ли мы двигаться музыкальным сопровождением «Шантрапы»?

Музыка всегда находится в реальности моих фильмов. Я ненавижу, когда ее используют в качестве «костыля». Я никогда не использую музыку, как иллюстрацию или заменитель эмоции зрителя. Музыка – это характер. Когда в начале фильма, дети идут проведать своего другу, один слышит арпеджио некоторое время, но когда друг появляется в окне: мы понимаем, что это именно он играл.

 

Как бы вы определили «Шантрапу»?

Это притча о необходимости оставаться честным с самим собою, несмотря на искушения, которые нас окружают. Что, априори, обречено на фиаско. Вся история литературы свидетельствует об этом. Ромео и Джульетта остался прежним, но они умерли. Именно этим я и хотел бы поделиться со зрителем: радостью быть камнем, сопротивляться всему.

 

Он заканчивается плохо ...

Но ведь все заканчивается плохо в жизни! Опять же, возможно герой найдет счастье в царстве сирены ...

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject