Молодость: День 4

24.10.2012 02:12

 

Во вторник ситуация на фестивале накалилась: начали сдвигаться сеансы и стартовал полнометражный конкурс, но самое интересное по-прежнему происходит в ретроспективах.


«Пока ночь не разлучит», реж. Борис Хлебников

Сценарий  фильма основан на наблюдениях журналистов в дорогом московском ресторане и является самой оригинальной частью ленты – диалоги-то все взяты из жизни. События накаляются уверенно и прямолинейно, как по учебнику, доходя до водевильного финала, венчающего этот сатирический альманах подобно красному банту в золотой горох. Идея фильма сама по себе хороша, однако топорная операторская работа и режиссура, напоминающая студенческий диплом, спускают сей проект на твердое нет. Смотреть рекомендуется в сочетании с ретроспективой Милоша Формана, все еще проходящей в рамках фестиваля. (ОК)

 

«Захват», реж Тобиас Линдхольм

Фильм, детально изучающий феномен сомалийских пиратов, напрашивался давно. Тем неожиданнее и веселее было видеть не акробатический триллер, а кабинетную драму в стиле «Информатора» Содерберга. Корсары в фильме выглядят, не озлобленными варварами, а расчетливой бизнес-группировкой. Точнее сказать, они очень удачно отзеркаливают европейских корпоративных дельцов. Разница только в униформе. Центральная ось фильма – торговые переговоры по определению цены за выкуп захваченного корабля и его команды. Точная хладнокровная метафора современного мира, где любого человека можно перевести в цену, а каждое военное действие – скорее вопрос экономической целесообразности. Сценариста Томаса Винтерберга Тобиаса Линдгольма пора узнавать как режиссера. Его правильная заточенная манера не несет в себе очагов новизны, но мимикрия под стиль лучших  голливудских политических драм ему безусловно удается. Не будет удивлением увидеть со временем американский римейк «Захвата», скажем, с Майклом Шенноном в главной роли. (ОТ)


Крепко сбитая социальная драма о столкновении третьего и первого миров у побережья Африки, а также о моряках, купцах и разбойниках современности. Такие ленты получают премии на фестивалях и называются «психологическими» или «тяжелыми». Эстетическая сторона в таких случаях, как правило, провисает, значительно уступая сценарию, что происходит и с «Захватом». Тем не менее, несмотря на то, что развитие характеров ленте движется по простейшей схеме, а сама история не предусматривает динамики, режиссеру удается держать зрителя в напряжении до вполне предсказуемого кровавого финала. (ОК)

 

«Чёрный Пётр», реж. Милош Форман

Неопределенность  персонажа, видимая бессмысленность  его жизни (Ведь Пётр, по мнению отца, в свои 16 даже не выбрал кем он хочет стать) прекрасно переданы непрофессиональными актерами, импровизацией, «плавающей» камерой и обрывистым монтажом в духе Новой волны. Не смотря на то, что кадр у Формана насыщен и иногда, казалось бы, перенасыщен образами, картинка выходит, в конце концов, фантастически воздушной и как бы дышащей, живой. Сюжет выписан с точеной деликатностью и конфликт между отцом и сыном прорывается сквозь общую ироничную подачу ощущением явной, но не прямолинейной горечи, растворяющейся в пространстве фильма, как чернила в прозрачной воде. (ОК)

 

«Алия», реж. Эли Важеман

Долгое время фильм напоминал «Пальцы» Джеймса Тобака, где вместо вышибалы действует наркодилер с его желанием завязать и переосмыслить жизнь. Более того, герой фильма – еврей, который почти никогда не был в Израиле, а теперь желает переехать туда и, конечно же, всё начать сначала. Как и во многих современных фильмах в «Алия» достаточно легко предсказывать сюжет. Пафос последнего дела располагает. Но даже, если события фильма идут не по шаблону, все равно остаешься с носом, ведь кроме предугадывания истории в этом анемичном фильме непросто отыскать иные интересности. (ОТ)

 

Французский, или даже парижский еврей не может  вырваться из тенет розничной наркоторговли и решает, что будущее ждет его на родине предков. Идея эта выглядит настолько же неправдоподобной, насколько, скажем, в жанре сай-фай может быть неправдоподобным отказ от высоких технологий в пользу «природной гармонии». И парадокс здесь не в самом решении покинуть Францию ради исполнения «алии» – возвращения в Израиль, а в слабой мотивировке персонажа. Возможно, режиссер пытался рассказать о необходимости жертвы, хотя, может, ему просто показалась забавной история  о «еврее, который толкает кокс, чтобы попасть на Святую Землю». (ОК)

 


Ольга Коваленко, Олександр Телюк

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject