Венеция-2012: Мастер

03.09.2012 08:52

 

На Венецианском кинофестивале состоялась премьера нового фильма Пола Томаса Андерсона.

 

Мастер – это прозвище Ланкастера Додда (Филипп Сеймур Хоффман), по словам самого Андерсона, персонажа, списанного с основателя саентологии Рона Хаббарда. Додд написал книгу под названием «Движение» и является идеологом созданного им «духовного движения». В 50-х он знакомится с ветераном Второй мировой Фредди Куэллэм (Хоакин Феникс), который становится помощником и постепенно проходит разные этапы от недоверия и принятия, до сомнения и протеста против своего Хозяина. При этом сам Андерсон называет фильм «историей любви», а критики, посмотревшие картину, хоть и пребывают в большей своей части в восторге, но признаются, что дотянуться до планки, поставленной «Нефтью» режиссеру так и не удалось.

«Эпическая история про послевоенную Америку Пола Томаса Андерсона предлагает настоящую усладу для души. Освещая жизнь основателя саентологии Л. Рона Хаббарда, она создает в воображении фильм открытый и сокровенный, самоуверенный и рефлексирующий. Темы могут быть спорными, но их обработка совершенна. Если бы фильм мог заставить хромого идти, а слепого видеть, то «Мастер» наверняка был бы этим фильмом», - пишет восторженно Ксан Брукс из Guardian.

«Иногда кажется, что «Мастер» состоит из двух отдельных фильмов – исследования зависимости и травмы от войны, а также истории человека, который создал свою собственную религию –  фильмов, которые тянутся к друг другу даже без полного единения. Можно отметить много интересных вещей с обеих сторон, но наиболее интересным кажется взгляд на секту через глаза Фредди, и взгляд на Фредди через секту, что является, без сомнения, наилучшим подходом.

В итоге Андерсон в очередной раз рассказывает историю про отца и сына. И как раз эта часть полностью разочаровывает. Томительные, не нужные финальные 20 минут придают фильму развязку, после которой становится понятно, что эти отношения (смеем ли мы вымолвить броманс?...) между Фредди и Ланкастером в первую очередь интересуют самого режиссера. Складывается впечатление, что он ходит кругами по старой территории. Как результат, это чрезвычайно неуловимая, ошеломляющая сила «Нефти» или задушевных «Магнолии» и «Любви, сбивающей с ног», которые в конечном счете образуют пустоту», - делится своими впечатлениями Оливер Литтлтон в Playlist.

 

 

Соглашается с ним и Мэтт Муллер из IndieWire: «Пожалуй, абсолютно верно сказано про «Мастера», что повествование в нем менее четкое и динамичное, чем в «Нефти». Вслед за прекрасным вводным эпизодом, в котором экзистенциальная, пропитанная спиртом тоска Куэлла прописана через военный Пасифик, универмаги в духе американской мечты, заполненные переселенцами капустные поля. И перед его случайным возвращением и долгим, медленным внедрением в мир Додда, вторая часть кажется более громоздкой и вызывает порой даже недоумение».

Марк Адамс, ScreenDaily: «Мастеру» каким-то образом  недостает реального драматического максимума, как это подобает захватывающему введению в Процессе. Финальное переключение на Англию кажется скорее бессмысленным, его можно было бы пристроить где угодно (хотя сцены последней встречи Додда и Куэлла в великолепном офисе Куэлла поразительны). Другими словами, фильм скорее петляет к своему завершению, чем заканчивается на удовлетворительной драматической точке. Но оставьте в покое «Мастера» – это удивительно хорошо сделанный фильм, который не влечет за собой никаких творческих последствий».

«В фильме, с высочайшим качеством, но и льющимися через край загадками, особенно выделяются две вещи: исключительное владение кинематографической техникой, чего само по себе полностью достаточно для удержания ценителя на краю стула в течении всего времени; и, конечно же, потрясающие образы Хоакина Феникса и Филиппа Сеймура Хоффмана, двух совершенно противоположных людей, один из которых неграмотный бродяга,  а другой – разумный шарлатан, который пытается получить все ответы. Они становятся чрезвычайно важными друг для друга людьми. Властный стиль, жуткое настроение и отталкивающие характеры звучат эхом из «Нефти» Андерсона, родству с которым способствовала очередная смелая и противоречивая музыка Джонни Гринвуда», - пишет о фильме Тодд Маккарти из the Hollywood Reporter.

 

 

«Мастер» Андерсона выглядит просто изумительно - с использованием самых разнообразных локаций и эпохой, изображенной на высочайшем уровне. Музыка (опять-таки Джонни Гринвуд из Radiohead) в некотором роде более традиционна, проигрывает здесь предыдущим работам, и оттого, возможно, кажется менее впечатляющей. Тем не менее, Андерсон поставил стандарт для себя так высоко, что несправедливо упустить его последнее достижение только из-за того, что это не «Нефть». «Мастер» действительно является одной из лучших картин, показанных в Венеции в этом году, и, возможно, вообще одним из лучших фильмов 2012 года. Можно ли назвать фильм шедевром? Возможно нам придется подождать, но в любом случае - это важный, умный, эпичный и кроме того очень личный образец кино от мастера на пике его сил», - Джон Блисдейл, Cine-vue.

«Обеспечивая немногим на пути к катарсису, но предлагая подавляющее число вещей, над которыми можно поразмышлять, «Мастер», в конце концов, является кривым, но жалостливым исследованием человеческой уязвимости и суггестивности. Он также говорит о разобщении, которое происходит, когда человеческое поведение настойчиво отталкивает  личные прихоти или сопротивляется ожиданиям общества. Через своего постороннего протагониста, фильм оставляет зрителя с особо извращенным оптимизмом: когда кто-то обещает свободу и предлагает рабскую покорность, безумие становится более подходящей обороной, чем здравомыслие», - Джастни Ченг, Variety.

 

Перевод: Максим Карповец, Инна Власенко

 

 

Читайте также:

- Венеция-2012: Программа

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject