Канны-2012: Сансу, Рене, Киаростами, Лоуч, Каракс, Доминик

24.05.2012 13:46



На кинофестивале в Каннах показали новые работы Хон Сансу, Алена Рене, Кена Лоуча, Аббаса Киаростами, Леоса Каракcа и Эндрю Доминика. Предлагаем вам сравнить отзывы русской прессы о фильмах фестиваля с традиционным рейтингом журнала Screen.


«В другой стране», Хон Сансу

«"В другой стране" (In Another Country), прелестная виньетка корейца Хонг Сангсу – и синефильское подношение французской «новой волне», и лукавая буддистская притча о трех ликах любви, незаметно для окружающих перетекающих друг в друга. Невинное дружеское заигрывание, спелая роковая страсть и болезненное разочарование после развода, – все эти состояния у Сангсу изображает многостаночница Изабель Юппер. Южнокорейскому режиссеру замечательно удалось обезоружить и раскрепостить несколько закосневшую в привычных образах живую легенду, заставить ее сбросить с себя налипшие актерские штампы.», - Стас Тыркин, Комсомольская правда.

«Хон печет фильмы формата «Ха-ха-ха» (так называлась его работа, победившая в «Особом взгляде» в 2010-м) строго каждый год, иногда – в год по два. Пустяки, багатели, часто про кино – в новом есть девушка, сочиняющая сценарии, чтобы успокоить нервы, есть ее героиня – француженка-режиссер, и несколько вариантов отношений француженки с богатым папиком, коллегой-режиссером, норовящим изменить своей беременной жене, глуповатым пляжным спасателем и буддистским монахом. Обычно на фестивальных показах Хона хохочут корейские журналисты. «В другой стране» универсальнее – я тоже смеялся.», - Вадим Рутковский, GQ.

«Нечто подобное, но в гораздо более современном варианте предложил модный корейский режиссер Хон Сан Су, давно вошедший в каннскую номенклатуру, но все-таки смотрящийся в ней белой вороной. Его фильм «В другой стране» – симпатичная шутка, разбитая на три короткие истории, происходящие в одной и той же местности на морском побережье, где появляется некая заезжая француженка, в каждой из историй разная, в разных платьях, но с одним и тем же именем Анна, с лицом и фигурой Изабель Юппер. Гостья останавливается в местном отеле, прогуливается по пляжу и встречает молодого атлетически сложенного спасателя, к которому испытывает не только романтический интерес. Все эти истории завязаны в нетугой драматургический узелок: возможно, это просто варианты киносценария, который пишет героиня. Изящная режиссура и легкая игра Юппер, выглядящей в свои почти 60 на 30, делают эту картину наслаждением для глаз и не перенапрягают ум поиском смыслов.», - Андрей Плахов, Коммерсант.

 

 

«Вы еще ничего не видели», Ален Рене

«Все эмоции в картине Рене – заимствованные, кроме единственного, что всегда интересовало режиссера больше всего: чуда памяти, позволяющего воскрешать мертвых. Его новая лента – уж точно, не лучшая, – но завещание из нее получилось бы идеальное.», - Антон Долин, Газета.ru.

«Вызывает уважение своим стилем «высокой скуки» фильм «Вы еще ничего не видели» готовящегося встретить 90-летие и благородно состарившегося Алена Рене (его элегантности мог бы позавидовать посетивший показ Дэвид Кроненберг, да и сам Брэд Питт). В свои годы Рене продолжает экспериментировать с формой, соединяя в одной структуре приемы классического и бульварного театра, пародируя клише телевидения и сохраняя главную тему своего творчества — субъективную связь времен, жизни, любви (как же без нее?), смерти и жизни после смерти в воображении и в искусстве», - Андрей Плахов, Коммерсант.

«Этот фильм, как я его понимаю, – объяснение в любви к театру. Ален Рене, подобно Феллини, всегда стремился активно использовать в своих фильмах язык театра, таким образом принципиально избегая примитивного бытоподобия современного кино. В новом фильме он берет актеров фантастических, способных с полной отдачей сыграть и телефонную книгу. Этим они, в сущности, и занимаются, разыгрывая, с моей точки зрения, чудовищные тексты претенциозной, но явно беспомощной пьесы по мотивам греческого мифа. Играют великолепно, и если не вдумываться в текст, эту игру вполне можно воспринимать как божественно прекрасную, полную эмоций музыкальную пьесу. Режиссер увлечен этой формальной задачей, он изобретателен и азартен, но свести концы с концами в этой невнятной игре-мистификации ему удалось, что называется, только «на живую нитку» – весьма условно и наспех», - Валерий Кичин, Российская газета.

«Обратная ситуация в экзерсисе великого старца Алена Рене («Хиросима, любовь моя») с претенциозным названием «Вы еще ничего не видели» (Vous n'avez encore rien vu). У него тоже все двоится и троится, только разные, по преимуществу очень пожилые актеры и актрисы играют одну и ту же закрепленную за ними роль. Эффект отчуждения тоже приумножается: его рождает не только «расщепление» роли на двух-трех исполнителей, но и то комичное обстоятельство, что юных персонажей переписанного Жаном Ануем греческого мифа об Орфее и Эвридике с натужным энтузиазмом изображают еле живые актеры. Предыдущий фильм 90-летнего Рене, кислотный водевиль «Дикие травы», был лихой и молодой картиной о мимолетности жизни и любви. Новое свершение мэтра (тщетно) взывает о пенсии», - Стас Тыркин, Комсомольская правда.

«Дело чести драматурга, — писал Жан Ануй, — поставлять пьесы. Актерам надо каждый вечер играть для публики, которая приходит в театр, чтобы забыть о своих невзгодах и смерти. А если какая-нибудь из них окажется вдруг шедевром — что ж, тем лучше!». Этому принципу пару десятилетий неукоснительно следовал Ален Рене, снимая свои замечательные поздние картины. И на сей раз получился шедевр, не уступающий его главным достижениям. Впрочем, о смерти зрителю забыть не придется, поскольку именно ей посвящен напрямую «Вы еще ничего не видели». Как и обе пьесы Жана Ануя — совершенная «Эвридика» и малоизвестная «Дорогой Антуан, или Неудачная любовь», которые Рене объединил. Последняя в оригинале рассказывала о драматурге, собравшем при схожих обстоятельствах своих знакомых, которые разыгрывали пьесу в пьесе. Здесь ее роль исполняет «Эвридика» Ануя, которая по сюжету приписывается Антуану», - Борис Нелепо, СЕАНС.

 

 

«Доля ангела», Кен Лоуч

«"Доля ангелов" напоминает о том, что Лоуч великолепный комедиограф, а левизна не помеха веселью. С одной стороны, картина блистательная. С другой – легкая и зрительская. Лоуч верит в простых ребят и в то, что голь на выдумки хитра. Восхитительные шутки: сценарист Пол Лаверти, верный соавтор Лоуча, фантастически выдерживает баланс тупости и остроумия. Публика хохотала без перерыва, до слез», - Олег Зинцов, Ведомости.

«За исключением Ханеке, чью «Любовь», что ни говори, все равно трудно сбросить со счета, единственным не разочаровавшим живым классиком оказался в Каннах англичанин Кен Лоуч, чью «Доля ангелов» (The Angels' Share), снятую по изумительному сценарию Пола Лаверти, без всякой натяжки можно назвать восхитительным зрительским фильмом, настоящим хитом, чем-то вроде «друзей Оушена», прописавшихся в задрипанных пригородах Глазго. То, какими живыми, густыми красками (не сгущая, но и обходясь без акварельных тонов), какой уверенной, твердой рукой рисует Лоуч свои незадачливые «отбросы общества», с каким сочувствием и соучастием к ним относится, вызывает лично у меня неистовое восхищение и восторг. Вот где, извините, любовь. К людям, к кино, к зрителям», - Стас Тыркин, Комсомольская правда.

«Неожиданную легкость продемонстрировал и Кен Лоуч, чей кинематограф всегда подчинен большим социальным задачам. Фильм «Доля ангелов» – не исключение, но социальность переведена здесь в жанровый, даже комедийный регистр. Кен Лоуч остается верен пролетарскому гуманизму и нелюбви к капиталистическим кровососам. Но на сей раз он говорит о своих чувствах с улыбкой – и это дорогого стоит. Отдельное спасибо организаторам просмотра, обеспечившим английские субтитры: иначе из великолепных диалогов, написанных Полом Лаверти на языке маргиналов Глазго, можно было бы понять главным образом эпитет fucking», - Андрей Плахов, Коммерсант.

«Мудрее поступил мэтр британского социального реализма Кен Лоуч, выдавший в своей картине «Доля ангела» именно то, что нужно верной ему аудитории: неприглядный срез реальности и несколько колоритных портретов, набросанных широкими мазками. Вместо общественных работ всех мелких хулиганов Великобритании надо бы приговаривать к принудительному просмотру картин Лоуча – энергичных, никогда не фальшивых и, как правило, жизнеутверждающих. Их обаянию практически невозможно противостоять. Вроде, нет сомнений в том, что сюжет будет развиваться по предсказуемой канве – пройдя через ряд испытаний, отбросы общества превратятся в настоящих человеков, - и все-таки то, как именно движется эта интрига, удивляет не раз. Спасибо Полу Лаверти, бессменному сценаристу Лоуча, автору естественных сюжетов и блистательных диалогов», - Антон Долин, Газета.ru.

«Еще в конкурсе показывали «Долю ангелов» Кена Лоуча: сходить туда после духоподъемных человеческих трагедий – все равно что на каникулы съездить. Так заразительно шутят и выпивают, что смеешься уже даже не от того, что показывают, а просто от радости, а выходишь как в легком подпитии, когда хочется немедленно всех обнять, радоваться и прыгать», - Анна Сотникова, Афиша.

«"Доля ангелов" – авантюрная комедия про гопников из Глазго, которые носят широкие спортивные штаны, пьют местный «Ягуар», но по иронии судьбы крадут из винокурни самое дорогое виски на свете. Ужасно смешно и весело, да и мастерство не пропьешь – даже с бочкой односолодового виски столетней выдержки. Главное открытие фильма – юный гопник Пол Брэнниган, сыгравший Робби. Гопник не в смысле амплуа, а в смысле биографии. Лоуч и его постоянный сценарист Пол Лаверти раскопали паренька в предместьях Глазго, теперь он будет актером – у него для этого все данные», - Алексей Медведев, Московские новости.

 

 

«Как будто влюблен», Аббас Киаростами

«Планка конкурса опять пошла вниз. Ее нижняя точка обозначилась картиной «Как кто-то влюбленный» Киаростами. Полукомическая, полугламурная история отношений пожилого профессора и юной проститутки: снятая знаменитым японцем в Японии, она ни за что не попала бы в конкурс, если бы в титрах на месте имени режиссера стояло любое другое. Понятно, что работать в Иране классику не хочется, но уже его перехваленная «Заверенная копия», снятая в Италии, отличалась ложной многозначительностью. Еще дальше удалившись от родины, Киаростами достиг полной пустоты», - Андрей Плахов, Коммерсант.

«Еще один экзерсис еще одного выдающегося режиссера иранца Аббаса Киаростами «Как некто влюбленный» (Like Someone in Love), снятое в Токио полотно на свежую тему одиночества в большом городе, тоже благодушно отнесем к категории «шуток гения», - Стас Тыркин, Комсомольская правда.

«В конкурсе, куда в этом году набирали, кажется, исключительно за имена, показывали очень смешного Аббаса Киаростами про Японию. От каннского зала, в принципе, можно ожидать чего угодно, но чтобы он в течение двух часов похождений японских девушки и профессора не выл, не смеялся и не расходился, а в едином порыве кашлял, чихал и сморкался, – это уже что-то новое. Впрочем, в конце – а фильм неожиданно заканчивается ровно в ту секунду, когда начинаешь смиряться с тем, что он не закончится никогда — все сперва дружно расхохотались, а потом заулюлюкали», - Анна Сотникова, Афиша.

«Временами «Как будто влюблен» кажется чистейшей ахинеей, но диалоги написаны так остроумно, камера настолько виртуозна (оператор Кацуми Янагасима снимал почти все фильмы Такеси Китано), а актеры органичны, что за происходящим поневоле начинаешь подозревать некий второй смысл. К сожалению, о том, в чем он состоит, можно лишь догадываться – в своем стремлении подключить зрителя к просмотру, вынудив его как-то интерпретировать увиденное, Кияростами явно перестарался. Зато можно с уверенностью утверждать, что второго подобного фильма ни в его фильмографии, ни в истории Канн никогда не бывало. Рене встречали восторженно, Кияростами – недоуменно, но к художественным качествам самих картин это имеет лишь опосредованное отношение. Стариков и ругают за самоповторы, и ждут от них именно самоповторов, «брендированных» товаров с маркой качества. Иронические ретро-фантазии Рене – давний бренд, а японские авантюры Кияростами – скорее уже бред, в котором мало кому охота разбираться», - Антон Долин, Газета.ru.

«Так вот в пресс-релизе «Любви» Ханеке нет ничего, кроме сюжета в трех строчках и фильмографий режиссера и исполнителей главных ролей. Зато в буклете нового фильма иранского классика Аббаса Киаростами «Как влюбленные» чего только нет: и признание в любви от его друга, замечательного сценариста Жан-Клода Карьера, и панегирик продюсера Марина Кармица, и вдумчивый анализ каннского серого кардинала Пьера Риссьена. Подозрительно? Еще бы! Более нелепой картины трудно себе представить. Конец фильма настолько нелеп, что публика сначала замерла в оцепенении, потом захохотала, потом заорала «бу». Вообще-то это называется «маразм». Вот только не режиссера, а каннских отборщиков», - Алексей Медведев, Московские новости.

 

 

«Холли Моторс», Леос Каракс

«Новая картиина Каракса – это два часа головокружительной свободы; казалось, ее секретом владеют лишь Апичатпонг Вирасетакун в Таиланде и Дэвид Линч в США, а в Европе о таком давно забыли. Но Каракс в своем многоступенчатом бурлеске сравнялся с любыми конкурентами – хотя явно ни с кем не собирался состязаться. Он будто изобретает заново сам принцип кинематографического аттракциона. У зрителей «Holy Motors», как и в случае с прежними его фильмами, вызвала шок, эффект контузии кинематографом – который, раз испытав, хочется пережить снова. «Божественная комедия» – пожалуй, уместное определение для того мистериального карнавала, который творится в фильме», - Антон Долин, Газета.ru.

«"Холи моторс" Каракса немыслимый. Во-первых, Месье Говно снова с нами. Во-вторых, все это настолько безумно, необычно, многозначно и странно, насколько вообще бывает в кино, если оно каждым своим кадром отрицает существование в мире заурядности. Ну, потому, что в мире Каракса ее нет. Дени Лаван из хорошего актера превращается в сверхъестественного. Тот случай, когда про кино лучше вообще ничего не рассказывать. Каракс посвятил картину погибшей жене, актрисе Екатерине Голубевой, в финале на экране возникает ее фотография и надпись по-русски (без перевода): "Катя, тебе"», - Леля Смолина, GQ.

«Фильм «Holy Motors» француза с русскими корнями Лео Каракса вызвал самую длинную овацию за все конкурсные дни Канн. Охарактеризовать жанр картины или пересказать сюжет нереально. Но впечатление ошеломляющее, это глоток свежего воздуха. Кино, отдающее дань традициям (в нем множество цитат и отсылов: от Библии до Леонида Андреева), и вместе с тем, сметающее вес шаблоны. Произведение искусства – по форме и содержанию. «Holy Motors» – несомненно, самая яркая на сегодняшний момент заявка на приз Каннского фестиваля», - Илона Егиазарова, Вокруг ТВ.

«Первую неделю участники Каннского фестиваля провели под дождем, на пепелище кинематографа, обсуждая, какая из конкурсных головешек горит ярче,– и вот у них за спиной внезапно проснулся вулкан. Имя вулкана – Леос Каракс. «Божественные моторы»– путешествие в подсознание мыслящего океана, которого больше нет. Смотреть этот фильм значит одновременно смотреть сотни фильмов, от Кубрика до «Человека-паука», от Марко Феррери до «Годзиллы», вспоминая, угадывая цитаты и самоцитаты (может быть, даже там, где их нет вовсе). Но это не интеллектуальное построение. Фильм Каракса – тренажер для чувств, снабженный божественным мотором: во время просмотра он задействует такие эмоциональные мышцы, о существовании которых вряд ли догадываются даже люди с большим зрительским опытом. И это, конечно же, картина о любви и смерти (смерть ведь тоже сон, как и кино)», - Мария Кувшинова, OpenSpace.

«Леоc Каракс снял свой лучший фильм «Holy motors». «Holy motors» – буквальное воплощение фразы «Весь мир театр». Грандиозное представление в двух актах с одиннадцатью сменами костюмов. Люди надевают здесь маски не до выхода на сцену, а после. Потому что только в игре, перемещаясь из состояния в состояние, они настоящие. Со временем загадки-перформансы усложняются, сливаясь друг с другом, превращая ночной Париж в один сплошной вымысел. Если и есть что-то похожее на «Holy Motors», то это «ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ» Дэвида Линча», - Никита Карцев, МК.ru.

«Каракс, конечно же, тоже издевается – но не как Ханеке, в очках и с кафедры, а как этот самый мсье Говно – показывая из канализационного люка кукиш: а мы вот так умеем, а еще вот так, и с Кайли Миноуг дуэтом, и Еву Мендес на плече потаскать, смерть, друзья, – понятие переоцененное, хочешь режь, хочешь бей, а все равно не достанешь. «Holy Motors» – это одновременно бенефис Дени Лавана и Леоса Каракса, притом в эту схему надо бы включить еще и Бога (в данном контексте «Holy Motors» лучше всего переводится как «Небесная механика»). Караксу, конечно, ничего не дадут, но, черт возьми, если бы дали, – представляете, какая жизнь настала бы тогда», - Анна Сотникова, Афиша.

«Ахинея, скажете? Но послевкусие – отличное», - Юрий Гладильщиков, РИА Новости

 

 

«Ограбление казино» Эндрю Доминик

«Доминик удивил тем, что снял «Ограбление казино» в манере братьев Коэн, Квентина Тарантино и Джима Джармуша. Правда, ему не хватило метафизики первых, обаяния второго и остроумия третьего, но в целом смотреть можно. От себя Доминик добавил социальный критицизм– история ограбления казино кончеными идиотами, которых неминуемо настигает возмездие в лице Брэда Питта, сопровождается непрерывным комментарием в виде предвыборных речей Обамы. В общем, как говорит сам Доминик, фильмы о гангстерах– это фильмы о капитализме. «Америка – это не страна. Это такая разновидность бизнеса». Впрочем, что это я про Коэнов? Больше всего похоже на «Жмурки» Балабанова», - Алексей Медведев, Московские новости.

«Сценарий по роману Джорджа Хиггинса он написал сам – полагаясь на звездный состав актеров и потому не чураясь длиннейших и, надо сказать, весьма колоритных диалогов. Диалоги – звездный час актеров, немногие, но ударные сцены «экшн» – триумф отточенной и азартной режиссуры. Доминик хорошо чувствует форму и ритм, досконально знает самые чувствительные струны любителей жанра и умело на них играет, чуть перебирая по части космического хруста сокрушаемых челюстей. Возможно, я что-то недооценил: не принадлежу к поклонникам жанра, но это мои проблемы. Полагаю, что Эндрю Доминик стал одним из претендентов на приз за лучшую режиссуру», - Валерий Кичин, Российская газета.

«Фильм «Ограбление казино» между тем не произвел никакого впечатления – довольно банальная криминальная драма с претензией на политико-иделогические обобщения. Действие (а оно состоит из ограбления подпольного казино и последующих разбирательств) происходит в момент президентской избирательной компании в США. На экране мелькает то Буш, то Обама, и в общем-то, посыл фильма можно воспринимать так: выборы-выборами, а Америка навсегда останется страной победившего бизнеса. Как будто кто-то еще в этом сомневается…», - Илона Егиазарова, Вокруг ТВ.

«Фильм и впрямь не вполне кондиционный (тем не менее, нравится мне лишь отчасти), отчего, наверное, и отобран в Канн. Во-первых, в нем много тарантиновщины – долгих разговоров бандитов о том о сем, вдруг прерываемых жестоким, но эстетским эпизодом. Во-вторых, он отсылает к классическому гангстерскому кино 1930-х. Оно развивалось во времена кризиса, Великой Депресии – и этот фильм постоянно идет под болтовню с экрана Буша, Обамы и др., т. е. в момент нового кризиса. Чтобы связь с гангстерскими фильмами 30-х прослеживалась отчетливее, режиссер начинил фильм старыми песенными хитами. В-третьих, это фильм о том, что внизу, где властвуют бандиты, и наверху, где правят политики, действуют одинаковые законы и все одним миром мазаны», - Юрий Гладильщиков, РИА Новости.

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject