Молодость. День 4

26.10.2011 01:41







Конкурс: короткометражные фильмы №3

В третьем блоке короткометражек хотелось бы выделить «Молитву» («Tro, Hab Og Sex») Эммы Бальказар и «Кавери» («Kaveri») Шилпы Муникемпанны. Обе работы берут на прицел взрослеющих девушек, а не юношей, причем подается эта тема со знаком плюс. Кадры, наконец-то, не щемят душу непониманием и синевой, напротив, – в них больше теплых и жизнеутверждающих оттенков. Главные герои не разбиваются в истерике, забившись в уголке, а четко формулируют свои желания и идут за ними, в упоении расчесывая локти и расшибая лбы.

ОК

Туринская лошадь (A Torinоi lо)

Реж. Бела Тарр, Агнес Храницки

США, Германия, Франция, Швейцария, Венгрия, 146 мин., 2011 год

Сегодняшний просмотр фильма Белы Тарра был для меня вторым и своего монументального эффекта он не утратил. День первый, второй, третий, четвертый, пятый, шестой… – каждый из них сопровождался измученными вздохами из зала и скрипом кресел. Да, как признавался сам Бела Тарр, его кино – не развлечение, а самая что ни на есть работа. В «Туринской лошади» режиссер нам не оставил ничего, что могло бы развлечь и позабавить – ни динамичного сюжета, ни цвета, ни диалогов. Актеры бросают короткие фразы, вместо слов звучит глубокая монотонная мелодия. Раз персонаж разражается монологом, который тут же нивелируется словами его собеседника – «Все это чушь». Такой же чушью, «шумом» оказывается и отрывок из церковной книги, и само понятие Бога (отсылка к Ницше) – все это тоже принадлежит к разряду «развлечений», отвлекающих от самой материи, самого остова жизни. Оставшись же один на один с этим костяком, мы следуем за героями от седьмого дня сотворения мира к первому, к самому началу. Только вместо блеска и божественного света мы видим тьму, пустоту и одиночество, так как со смертью бога не осталось больше никаких координат, кроме самого процесса жизни и конечной пустоты.

ОК

«Туринская лошадь» картина красивая и выразительная. Этому способствует и киногеническая операторская работа, и принципиальное не повторение ракурсов при сьемке тех же бытовых ритуалов, и рельефная виолончельная музыка Михай Вига. Традиционное для Тарра пространство «медленности» оказывается не прессом «давления времени» или  машиной бытового удушья, а наоборот – располагает к описанию себя. Литературность пространства задается также голосом нарратора, который появляется трижды за фильм. Тарр как будто ищет визуальные эквиваленты литературных оборотов своего сценариста писателя Ласло Краснахоркаи – фундаментальной личности своих картин. Вначале было слово, у Тарра слово исчезает. Но это лишь один из пластов этой богатой и радикальной картины о создании мира наоборот.

ОТ

Искусство свободы (Art of Freedom)

Реж. Войцех Слота, Марек Клосович

Польша, 75 мин., 2011 год

Документальный фильм об альпинизме, как форме внутреннего диссидентства. О том, как аутсайдеры общества становятся пионерами-покорителями Гималайских вершин, движимые лишь онтологическим стремлением к свободе.

АП

Черный океан (Noir ocean)

Реж. Марион Хенсель

Бельгия, Франция, Германия, 87 мин., 2010 год

Марион Хенсель очень наивно и романтично повествует о матросском быте во время тихоокеанских испытаний ядерного оружия в 1972 году. Юноши, подобные хрупким фото-моделям, печалятся по поводу «вредоносных бомб», своих некрасивых поступков и хамства офицеров. Обильно проливают слезы и вопиют: «Мне сегодня двадцать и жизнь моя не задалась».

ОК

Спящая девочка (Das schlafende Madche)

Реж. Райнер Кирберг

Германия, 105 мин, 2010 год

Возможно, лучшая модель богемного габитуса со времен «Регулярных любовников» Гарреля. Неоригинальная, но шизоидно проникновенная работа Кирберга обижает только тем, как мало в ней оказалось Бойса и тем, насколько его якобы-ученик Ганс однообразно плетет свою паутину вокруг случайной и фатальной влюбленности.

ОТ

Фея (La Fee)

Реж. Доминик Абель, Фиона Гордон, Бруно Роми

Франция, Бельгия, 93 мин., 2010 год

От этой тройки я ожидала многого, однако вместо бурного веселья, которое знаменовало их предыдущие «Румба» и «Айсберг» они, на этот раз, выжимали натянутые улыбки. Да, появились кое-какие новинки, типа младенца и трех африканских иммигрантов. Да, их гэги все так же изобретательны, а жесты – угловаты, но, увы, – нет прежней остроты, парадоксальности. Сюжет движется вяло и скорее напоминает цирк, а не комедию. А над головами досадливой мухой все кружит мысль – «Когда финал?»

ОК


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject