Молодость. День 2

24.10.2011 01:42






Чудовище (Beast)

Реж. Кристоффер Боэ

Дания, 83 мин., 2010 год

«Что же это у меня внутри?», задается вопросом главный герой и опасливо ощупывает свой живот. Что там поселилось – рак или ребенок? Между тем и другим ставится знак равенства – и то и другое высасывает силы, паразитирует и пожирает – с тем же усердием, с которым сами любовники впиваются друг в друга. Но ничего уже не изменить. Прогресс ушел настолько далеко, что за ним не поспевает тело человека. О нем просто забыли, – оно превратилось в загадку, некий тайный сосуд, о содержимом которого можно только гадать. Женщина, символ телесности, больше не хочет рождать, а мужчина жаждет наполнить себя ее любовью. Однако надеждам в этой анти-мелодраме не суждено сбываться: вместо любви выходит нож, вместо свадебных колец – отрубленные пальцы. Отвращение в желто-красной гамме, отвращение в крупных планах и – больше ничего. Если, при этом, вспомнить схожие тематикой мастерские произведения (Клер Дени, «Что ни день, то неприятности» и Питер Гринуэй, «Живот архитектора»), то сразу становится понятно, что ни изяществом, ни поэтикой последних «Чудовище» похвастаться никак не может.

ОК

Кристофферу Боэ снова удается экранизация парадоксов из подростковых кошмаров. В «Чудовище» никто не теряет свои этажи, но у героев, например, вдруг может начать выделятся черная жидкость из половых органов. В фильме обнаруживается неуклюжее пересечение «Сцен супружеской жизни», «северного джалло» и резкой азиатской жестокости, сама же картина при этом выглядит минорно и не интригующе.

ОТ

Игрушки (Toys)

Реж. Анджей Вольский

Польша, 52 мин., 2011 год

«Игрушки» сфокусированы на очень узкой теме: развития детских развлечений в Польше со Второй мировой войны и до наших дней. Возможно, именно поэтому картина получилась достаточно стройной, лаконичной и познавательной. Озвучена  замечательная идея о том, что если у детей забрать игрушки, они начнут их изобретать самостоятельно.

ОТ

Не смотря на то, что документальная лента Анджея Вольского снята в 2011-м году, создается впечатление, что по своей форме она замерла там же, где и ее содержание – в 1989-м, году прощания Польши с социализмом. Тем не менее, несмотря на такую формальную несовременность, работа «в игровой манере» повествует о дворовом быте польских детей, говорит спасибо дефициту и дает пинок культуре потребления, так как, якобы, – чем меньше человек имеет, тем больше его творческий потенциал.

ОК

Ретроспектива Майи Дерен

Майя Дерен была хореографом и мыслит в категориях ритма и движения. Ее и интересует, прежде всего, гармония человеческого тела, его связь с разумом («Медитация на тему жестокости»). Будучи женщиной и женщиной, которая при этом занимается пластикой, она раскрывает суть женственности, подбирает ей эквиваленты в ритмах, природе, движениях («На берегу»). Самый прекрасный из показанных в программе, «Хореографический этюд для камеры», касается и темы искусства – искусства в прошлом и настоящем. Перед нами танцор и в его фуэтэ мы видим, как оживает прошлое, как древние статуи и прочие предметы восхищения кажутся всего лишь грубыми подделками по сравнению с физической реальностью настоящего момента. В этом искусство танца, музыки, поэзии, кино становится для Майи Дерен лучшим выразителем подлинной красоты момента.

ОК

В неопределенный момент фигуративные элементы на экране подчиняются ритму, времени, рамкам кадра и превращаются из зрительных в чувственные образы. И когда Майя Дерен решает сделать стоп-кадр, эти чувственные образы без всяких усилий отрываются от экрана и находят зрителя.

АП

Михаэль (Michael)

Реж. Маркус Шляйнцер

Австрия, 94 мин., 2011 год

Как мы и ожидали, Маркус Шляйнцер оказался немного эпигоном Ханеке времен «Седьмого континента», хотя и весьма своеобразным. Старому представлению, что мучительный быт доводит до греха («Жанна Дильман»), Шляйнцер предъявляет состояние быта как греха. Отношения мальчика и дяди, анонсированные как перверсивные, с виду вполне себе игра в отца и сына. С другой стороны любое признание в «отцовстве» после «Михаэля» может выглядеть также признанием в преступлении и тирании. Еще прав был Саймон Галлахер, песню Марвиня Гэя Sunny теперь не скоро захочется вспоминать.

ОТ

Вне Сатаны (Hors Satan)

Реж. Бруно Дюмон

Франция, 110 мин., 2011 год

Шестой круг фильмографии Бруно Дюмона оказался витком спирали, ведущей в темноту абсолютной концентрации интересных режиссеру тем. Дюмон вскрывает старое, как мир (легенда об Аврааме), противостояние религиозного и общественного начал и обнаруживает за каждой индивидуальностью право на любую религию. «Вне Сатаны» – наглая и многослойная мистерия о том, что изнутри любая религия – вполне ясная и рациональная штука, что каждая дизъюнкция способна обладать пророческим кодом, а каждый человек, способен быть богом. Эффект получается почти по Кришнамурти, когда «исследование веры есть концом веры», после которой остается «только то, что есть», но как оказывается, этого совсем немало.

ОТ

Дюмон вернулся назад, и под фландрийским небом берется еще раз рассказать свою историю для тех, кто не посчитал законченной «Человечность» или «Фландрию», досказанной «Хадевейх». Но каждый раз он что-то прибавляет. Так и в фильме «Вне Сатаны», мы могли бы остановится, но все же идем дальше.

АП


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject