Канны-2011: «Древо жизни» Терренса Малика

16.05.2011 22:04

 


На Каннском кинофестивале наступила пора главных фаворитов. Вслед за «Мальчиком на велосипеде» братьев Дарденн, состоялась премьера «Древа жизни» – самого ожидаемого фильма года. Примечательно, что новая работа Малика сразу же вызвала довольно противоположные отзывы прессы, где встречаются, как восторженные слова, так и недовольства.


«Безумный и великолепный фильм Терренса Малика спускается медленно, как будто  прототип космического корабля: это эпопея в космических интерьерах и тщеславных пропорциях, упрек реализму, с отказом от иронии и комедии. Размышление о памяти и вздох ужаса и страха при таинственной неизбежности любви и потери тех, кого мы любим», – восторженно сообщает о фильме Питер Бредшоу в Guardian.

«Но то, что похоже сначала на стандартный видеоряд фильма, вдруг резко меняется, когда нас чествуют 20 минутной демонстрацией стихии и космоса, что создаёт ощущение, будто мы в центре событий. Сначала это похоже на описание рая или ада, но вскоре становится ясно, что это история создания – или Создания, поскольку на наших глазах разворачивается цикл Большого Взрыва», - Стивен Зейтчик Los Angeles Times.

Тодд Маккарти в Hollywood Reporter, комментируя масштабность ленты, предупреждает о неизбежности ее сравнения с «Космической Одиссей» Стэнли Кубрика: «Действительно, подобное сравнение неизбежно, поскольку «Древу жизни» предначертано всегда быть связанным с «Космической Одиссеей 2001», благодаря такой же необычной образности почти неописуемых небесных светил и явлений, а также показу гипотетически ключевых моментов эволюции всего живого на планете. В фильме также есть схожие затяжные моменты тишины и от части скучные паузы, задуманные, по всей видимости, чтобы предоставить зрителю немного времени на размышление о материях, очень редко затрагиваемых в традиционном повествовательном кино.

То что Малик намеревается мыслить глобально, заявлено в открывающей фильм цитате из «Книги Иова», в которой Бог устрашает смиренного человека, вопрошая: «… где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь». В дальнейшем «Книга Иова» в фильме не цитируется, но в некоторой степени перефразируется в эпизоде, когда в момент величайшего отчаяния, мать из провинциального городка восклицает: «Господи, за что? Где же Ты?» и «Кто мы для Тебя?».

«Древо» не даёт ответы на эти вопросы, но формирует связь между глобальной концепцией и очень личной сокровенной историей, что принципиально важно для понимания философских задач, поставленных в фильме. Начало картины в основном посвящено захватывающему, зрелищному материалу глобальных природных явлений, происходящих как в космосе, так и на Земле: газовые массы, свет и материя в движении, вулканические взрывы, огонь и вода, появление и развитие клеток и организмов, и в конце концов эволюция медуз и даже динозавров, кратко представленная удивительно реалистичными существами, одно из которых странным образом появляется как бы выражая сострадание к другому», – резюмирует Маккарти.

Джастин Ченг из Variety продолжает эту мысль: «И поэтому, совершенно неудивительно, что «Древо жизни» требует определенной меры зрительского терпения. То же самое можно, конечно, сказать о четырех других картинах Малика, все они представляют из себя завуалированные притчи об уходе человека от благодати и безвозвратной потере невинности. В своём новом фильме Малик существенно приподнимает вуаль. Он отказывается от иносказательного исторического повествования двух предыдущих картин – «Тонкая красная линия» и «Новый мир» – чтобы передать сокровенное едва уловимое дуновение конкретной истории, что позволяет ему обращаться к космическим вопросам самым прямым, наименее компромиссным образом. И все же далекий от ощущения изящества, фильм неожиданно становится наиболее эмоционально доступной работой Малика со времён картины «Дни жатвы» 1978 года – так первобытны и знакомы детские ощущения и чувства, которые он переносит на экран».

В восторге от новой работы Малика и Эрик Кон из indieWIRE: «В картине «Древо жизни» режиссер в очередной раз создаёт кинематографический опыт, свой личный, уникальный, временами очень сильный, завораживающий, порой выходящий за грани и превосходящий возможное, но совершенно незабываемый. Это еще один смелый ход от одного из самых оригинальных голосов кино, так что отбросьте в сторону рекламную шумиху, и пусть «Древо жизни» пустить свои корни».

А вот Дейв Колхоун из Time Out London находит в фильме целую серию недостатков: «И все же для воплощения таких грандиозных идей и претензии на раскрытие самой сути течения истории, фильм явно скучноват и упрощён. Не настолько непродуманный и сырой, как образ Питта в качестве демонического воплощения зла, но тоже несколько мелковатый персонаж Честейн в качестве ангела Земного, и ритуал потери невинности, через который сыновья проходят, также кажется весьма натянутым. Это фильм, который насколько завораживает настолько же и разочаровывает. Его единственное спасение, достоинство, перевешивающее тем не менее все недостатки - это то, что «Древо жизни» очень честный фильм и в нём совершенно нет цинизма. Это относится и к нам, зрителям, и лично к режиссёру. Картина не всё хорошо передаёт, а что передаёт, то порой выглядит весьма банально, но вместе с тем это невероятно красивый фильм, широко открытый для восприятия».

Куда более резко о фильме высказывается Алексей Гуськов из «Синематеки»: «Слова вползают в картинку в созвучной ей сонной манере. Большинство из них - мысли героев, тихим невыразительным голосом или шепотом проговаривающих квинтессенцию всей банальности, которую нормальный человек не трудится озвучивать даже в уме: «Любить… прощать… радоваться каждому лучу света…», «Мир стал не тот. Все жадные, и становится всё хуже». Или, подростковое: «Почему мне хочется делать все то, что запрещено делать?» Это не самые феерические примеры, просто поток незрелого сознания в одно ухо вливается, в другое выливается - зацепиться ему не за что. Герои «Древа жизни» ничем, кроме изъезженных штампов, не мыслят в принципе. Разговаривают так же».

«Начав цитатой из Книги Иова, Малик счастливо избегает религиозных мифологических клише, но имеет дело с теми же материями жизни и смерти, начальности и конечности всего сущего, чувства вины (кто-то скажет: греха) – и всё одухотворяющего, всепрощающего чувства любви. И говорить о его новом, ни на какое иное кино не похожем творении приходится в этих непривычно возвышенных терминах – красивых той же сомнительной, но несомненно грозной, опасной, гибельной красотой, какой исполнен сам фильм», – пишет в «Российской газете» Валерий Кичин.

Оценка фильма: 7.31 из 10 (27 голосов) на Micropsia


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject