Молодость: День восьмой

30.10.2010 20:49



Сегодня уже наградили Лозницу призом Фипресси, призом престижным, вручаемым федерацией кинокритиков. В это время в коридорах фестиваля крутят ролик с Лозницей, вырывая со всей его пресс-конференции фразу о том, что если в фильме вы увидели какие-то дурные намеки, то виноваты сами. Сегодня закончился полнометражный конкурс, завтра вручат «Оленя». Наши фавориты: «Счастье мое», «Другое небо», «Високосный год», «Прогульщики» и «Тегеран».

 

Тегеран (Tehroun) (2009). Надер Т. Хамаюн

Лаконичное название «Тегеран» использовано французским иранцем Надером Хамаюном с теми же мотивами, что, к примеру, в свое время и «Манила» у Лино Броки, Тегеран – город-ловушка, город-лакуна. Или даже не город, а условие поведения. Фильм Хамаюна сделан в стиле все того же иранского неореализма, но с заметным влияниям нью-йоркского кино 70-х от Шарцберга до Скорсезе. История вынуждающей к грехам бедности, и снова (после Лозницы) история девальвации ценностей.

 

Хуан (Juan) (2010). Каспер Хольтен

Странно, как радикально угасает размах моцартовского «Дон Жуана» наложенный известным и некогда популярным способом на европейскую современность. Каспер Хольтен включил оперу и подогнал под нее ситуацию из наших дней. Получился тотальный мюзикл, не дающий возможность ни отдышатся, ни проникнутся симпатией.

 

Медаль за отвагу (Medalia de onoare) (2009). Калин Петер Нетцер

«Медаль за отвагу» – фильм компактно вписывающийся в миф румынской волны. Калин Петер Нетцер даже повторяет за Мунджиу («4 месяца, 3 недели и 2 дня») кульминационную сцену застолья, снятую одним планом. Холоду и бюрократическому маразму герои противодействуют иммунитетом своей иронии. Еще одна черта «волны» – парадоксальные одновременно анекдотические и трагические ситуации. У Нетцера обе черты – простому дедушке в 90-х сначала дали, потом забрали медаль за геройство во Второй Мировой. Другой вопрос, что кроме самого дедушки его временное символическое приобщение к истории никого особо-то и не заинтересовало.


Сузо Чеккид'Амико in memoriam (2010). Роман Балаян

Сузо Чекки д'Амико известная своей работой сценариста в первую очередь по фильмах Марио Моничелли и Лукино Висконти (кроме этого работа почти со всеми грандами послевоенного итальянского кино). Ее друг Роман Балаян, подрабатывая на телеканале 1+1, решил вовлечь Сузо в снятия телевизионного фильма о Висконти (который был большей степенью предлогом для совместной работы). Вот эта получасовая «ни на что не претендующая» по словам Романа Гургеновича лента и появилась на свет. Такой скромный хронометраж, определенный продюсерами канала, не может в принципе дать возможность что либо успеть подробней сказать о Висконти. Сузо упоминает о подаренных Лукино фотелях, картинах хороших итальянских живописцев, серебренных чернильницах, фарфоровых кошках, слепке руки известной балерины, которые хранятся в ее римской квартире. Вскользь перечисляются фильмы совместной работы Сузо и Лукино. Медленная и мечтательная камера в фильме спокойно пролетает по панораме за балконом, фотографиях Висконти, стенах квартиры Сузо неотменено всматриваясь в какую то деталь – как в лучших фильмах Балаяна.


Сжигая будущее (Burning the future: Coal in America) (2008). Дэвид Новак


Наверняка, самая протестная работа из всей программы Американского документального кино Шоукерс. Здесь речи пошла о системном насилии над природой Западной Вирджинии политикой добывания угля. Критика столь громка, что упреки летят в адрес Белого дома, Конгресса и ООН, жалко лишь что тщетно. Спектр проблем определен, видна серьезность фильма, который выступает оружием в борьбе за экологию, а справедливость еще не восторжествовала.


Пикко (Picco, 2010). Филипп Кох


«Пикко» стал самым радикальный экспериментом над зрителем, на нынешней Молодости. Начинаясь, как жестокая тюремная драма (со всем вытекающими отсюда ходами и клише), постепенно фильм превращается в историю казни, в историю жестокости подростков с их бесчеловечной расправой над самым слабым. И здесь уже в ход идет абсолютно все: от детального изнасилования вантузом до крупных планов уничтожения жертвы. Причем, с каждым новым и все более изощренным методом расправы, все быстрее увеличивалась скорость покидающих зал зрителей. На разрезании вен – некоторые даже спотыкались. В этом, собственно и видится цель Коха. Насилие, как радикальный жест внимания.

 

Уличная борьба (Street Fight) (2005). Маршал Карри


Американский фильм с точки зрения кандидата в меры Букера рассказывает о безмозглости нынешнего мера Шарпа, его полном некомпетенции, паранойи и победе на выборах. Так же украинский зритель имел возможность увидеть о том, что такое нечестные выборы, какие грязные технологии применяются не добросовестными политиками, каким есть черный PR и на какие ухищрения могут пойти власти для удержания своих кресел и после выборов.

 

Саундтрек революции (Soundtrack for a revolution) (2009). Билл Гуттентаг, Дэн Стурман


Эта история о борьбе черного населения против ущемления их прав большей степенью в южных штатах в 60-ые годы. Не однократно повторенный этот интересный рассказ о героическом мирном сопротивлении на этот раз украшается песнями тех времен в исполнении современной американской эстрады. Что-то подобное мы наблюдаем 9-го Мая, когда включив ТВ можно увидеть шоу-бизнес ряженый в фронтовую форму. Фильм только недавно вышел на ДВД, отдельного диска с саундтреками не существует. Исполнение песен нужно признать не революционнее – студийные записи слащавых голосов, исполнители в элегантных черных костюмах.

 

Евразиец (Indig?ne d'Eurasie) (2010). Шарунас Бартас

Что порадовало и скрасило весь трудный кинодень так это свежая работа Бартаса. И как не мешал кинотеатр «Жовтень» своим монтажом ленты в реальном режиме, испортить впечатления о фильме ему не удалось. История замешана на проституции, криминале, деньгах, женщинах долго казалась такой, что и не выберется из этой гущи, но оказалось фильм о желании жить и держаться за нее до последнего. Все элементы криминально-чернушные отпадают при медленном и болезненном перенесении сюжета из Востока на Запад, обозначенном трением об шероховатую текстуру русской дороги на пролом. И вот герой, который отплыл от берегов Франции в надежде заработать, ели возвращается на этот же берег, все потеряв кроме нескольких должников. И «хотел бы верить, что случиться что-то хорошее, ведь только начало лета» но пуля догнала его. Возможно, зря Бартас перенес историю из ранга рассказа о тех, кто живет, в разряд истории о тех динозаврах 90-х которые не выжили.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject