Молодость: День седьмой

29.10.2010 23:45

 

Почему-то именно сегодня стало понятно, что Молодость утвердила себя в первую очередь, как культурное событие, и только потом, как кинофестиваль. То есть, хоть программы кино и не очень-то круты, но в принципе без Молодости, как явления никуда. Седьмой день фестиваля – день главных украинских премьер.

 

Счастье мое (2010). Сергей Лозница

У Лозницы сложный критический и масштабный фильм, возможно, даже чересчур масштабный. Лозница уходит от документальной эстетики, Олег Муту снимает длинными планами, но все остальное – бутафория. Даже сцена прогулки камеры по базару, напоминающая сцену прощания с «Каменного креста» Леонида Осыки, снятая с использованием хорошо загримированных под простой народ актеров. Лозница не ставит вопросы, и даже не ищет ответы, а намекает на них. И в них он близок к Годару, который также видит социальные проблемы в короткой исторической памяти. И все же на первом плане у Лозницы образ страны-глубинки, с ее варварством и мистическим потенциалом, переведенным на язык саспенса. Отличие Лозницы от своих коллег по российскому кино с разной степенью успешности поднимавших тему черных провинциальных дыр (из последних заметных – Хржановский, Серебряков, Хомерики или те же Проскурина, Федорченко) во-первых в введении исторических параллелей. Во-вторых, собственно в особенностях колорита. Его Россия – страна безумных стариков, пьяных разбойников, голодных собак и дебилов милиционеров. Страна, где с каждого окна мурлыкает шансон и, где нет детей. Но самое главное – это страна волчьих ценностей, где человек всегда против человека, где жизнь перестала котироваться.

 

Которого не было (2010). Рамиль Салахутдинов


Видимо, только жанре фантастической драмы и остались интересные герои, размышляющие о своем месте в жизни. Самые прекрасные воспоминания о таких героях, конечно же, фильмы Тарковского, некоторые влияния этого автора ощутимы в «Которого не было» – полуреальная атмосфера с туманов,  зелени и птичьего пения, необъяснимые планетарные волнительные явления, но на лишнюю приставку «философский» фильм Рамиля Сафиулина не метит. Человек был, человек исчез, но вместо него – другой. И тянет, тянет и первого, и второго невидимая сила к познаниям и не в силах они с этим справиться, и гибнут, ничего не узнав. Прекрасно взаимодействует актерский состав, любопытно, живо: Сергей Юшкевич, Полина Агуреева, Дмитрий Поднозов, Екатерина Голубева, Юрий Кузнецов, Юозас Будрайтис. Интересный фильм, хороший представитель своего направления.

 

Приходит женщина к врачу (2009). Рейнаут Урлеманс

В то время как все европейки среднего возраста обеспокоены темой рака груди, голландский режиссер Рейнаут Урлеманс учит всех мужчин ловить момент и веселится в то время как их жены умирают. Главные герои, работающие создателями рекламы, кажется, живут в рекламе сами, они красиво отдыхают, работают, занимаются любовью, умирают от рака, и в каждый из этих прекрасных моментов они всегда одинаково жизнеутверждающие. Правда, когда я зааплодировал в милейший момент эвтаназии, пораженный огромным талантом режиссера доводить даже самые чувствительные темы до абсурда, никто в зале меня не поддержал, были даже обиженные. Вероятно, самый недооцененный фильм на фестивале.

 

Линч (2010). Кшиштоф Лукашевіч


Когда на реальную историю из жизни польского села, историю убийства и суда наслаивается триллер, довольно тщательно и правильно снятый, от зрителей можно ожидать чего угодно. Их эмоции становятся неконтролируемыми, а реакция на происходящее на экране способна довести до отчаяния любого режиссера. Аплодисменты после первого точного удара лопатой по спине и смех при виде отрезанной собачей головы. Режиссер приглашает в польскую провинциальную действительность главного персонажа из фильма «Старикам здесь не место».

 

Поэзия (Shi) (2010). Ли Чан-дон

Вполне состоявшаяся, как окончательный стиль манера съемки Ли Чан-дона снова подкупает достоверностью гуманизма и будистским совмещением легкости и серьезности. Чан-дон, снова на стороне обиженных и юродивых, снова мягко улыбаясь, размышляет о восточной ментальности, о месте высоких мотивов в жизни. И как-то только в последнюю очередь хочется думать, что схемы подобного кино практически исчерпали себя в первой половине нулевых, в том числе в картинах земляка Чан-дона Ким Ки-дука.

 

Днепр (2010). Александр Шапиро

Вечер пятницы, самый холодный зал кинотеатра «Жовтень», премьера фильма Александра Шапиро «Днепр». В кинозале от силы человек пятнадцать. При этом, упивающийся своей жалкой властью, крысеныш-администратор выставляет из зала парочку девиц, вошедших по приглашениям. Неожиданно и шумно в зал врывается скомпроментированная перегаром дюжина веселых ребят. С ними скромно приходит и Шапиро, конечно же, в спортивном костюме. Светящий пупом Фрэнк толкает речь о том, что актеров студии Довженко никто не хочет снимать. Отчего все спились или умерли, и осталось их человек двадцать вместе ним. За что какой-то благодарный и неусидчивый зритель криком приравнивает его к Джереми Айронсу. Фрэнк в азарте продолжает признаваться в любви Шапиро. Невысокий модератор не выдерживает и начинает вырывать микрофон из рук у Фрэнка. Роджер тоже в зале, всячески старается привлечь к себе внимания. Тухнет свет. Сеанс начинается без звука. На просьбу женского голоса Фрэнк начинает озвучивать фильм прямо из зрительного зала. Звук появляется. В нижнем левом углу экрана весь фильм красуется логотип Google Translate – кто-то ожидал иностранцев. На экране герой Фрэнка сначала выслушивает монолог расфуфыренной барышни. Дальше едет в отель «Бакара» и сам весь фильм ездит по ушам девочке Лене. «Вы хоть раз в жизни, Лена, видели дрезину». Деплешеновский монтаж. Очень узкие шутки, вроде басни о крокодиле в Днепре. Кадры настоящего Днепра с «Укркинохроники». Цитаты из Ницше – ну наконец-то. Голос из зала прокричит «Лучшее кино – это вино». Фрэнк и Лена уже в шубах больших размеров гуляют по палубе, Фрэнк не умолкает, Лена показывает язык. «Советские инженеры-технологи обладали самой высокой в мире культурой». Зал недоуменно на все смотрит и даже начинает видеть в Шапиро потенциал театрального режиссера. Кино заканчивается свет не включается, все ожидают какого-то чуда. Чудо не происходит. На ступеньках кинотеатра все свита начинает праздновать, разливая водку в кофейные чашки. Сам Шапиро громко и нервно говорит по телефону и явно не склонен говорить о судьбе своего сериала о философах.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject