Молодость: День шестой

28.10.2010 20:02

И все же никакими организационными помарками и никаким хамством не затмить позитивный эффект невероятного события подобного Молодости, способного создать эпицентр энергетического обмена между самыми разными, но несомненно интересными личностями. Растеряно подпирающий барную стойку, Райнер Фримель, одинокий филин Марк Каро с лицом ожидающим улыбки, едва заметный продюсер Олег Кохан, хипстеры с разноцветными пуговицами, гепарды-журналисты, мелькающий оранжевым Зигфрид (мы тоже не сразу его узнали), явно символизирующий солнце – и это только в пределах панорамы единственного взгляда. Птицы, пускай и не самого высокого полета, но точно находящие, что сказать. А тем временем в лидеры зрительского опроса в главном конкурсе вырвался неталантливый фильм об иммигрантке «Чужая». Viva la Democracia!

 

Манду (Mandoo) (2010). Эмрагим Саэди

Возможно, не только с дипломатических причин в конкурс Молодости пробрался фильм из Ирака. Оригинальная съемка, когда субъективная камера тождественна взгляду одного из персонажей – одновременно хитрая метафора, сравнивающая камеру со взглядом пассивного усталого мужика только и способного, что смотреть. Сырое кино, не убедившее даже серьезностью, как-то резко разрушенной в момент появления в одной из реалистичных сцен писаной, точно иллюстрация к Гоголю, бутафорской луны.

 

Овсянки (2010). Алексей Федорченко


Если и есть какой-то критерий, способный обобщить «новое русское кино» – это будет вовсе не критерий повсеместного поиска пролетарского реализма, а скорее критерий интересных (в основном экспрессивных) операторских работ. Костомаров, Хамидходжаев, Дроздов, Лукичев вот теперь Кричман, а известия о хорошем поколении российских операторов, остается в тени режиссерской генерации. Но откуда же этот комплекс к вульгарной эстетизации изображения. Если действительность – то непременно герметичная и в расфокусе, если воспоминания – обязательно с неестественно золотой травой. Хваленная работа Федорченко – односложное фольклорно-поэтическое размышление на тему «все там будем». В начале 90-х, причем куда проникновенней, нечто подобное снимал Михалков.

 

Другое небо (2010). Дмитрий Мамулия

Возможно, один из лучших новых российских фильмов. Настоящее проевропейское  арт-кино. С традиционной, довольно простой, на первый взгляд историей. Историей, которая могла бы уместиться в одно предложение: он отправился на поиски жены в большой мегаполис. Но все это будет лишь нижним пластом. Одним из многих. За которым, будет спрятана и «Божественная комедия», и история Орфея и Прометеи и многочисленные библейские мотивы. Причем, в этой многоуровневости и есть главное достоинство фильма Мамулии. Пожалуй, первого за последние годы русскоязычного фильма, о котором хочется говорить, в котором хочется разобраться и прийти к какому-то понимаю, хотя бы с самим собой.

 

Звуки шума (Sound of Noise) (2010). Ола Симонссон, Йоханнес Стьярнэ Нильссон

Утром на фильмах конкурса печалились, а вечером смеялись. «Звуки шума» – неплохая фантасмагорическая комедия, о музыкальном терроре, веселая, но не находчивая. Кажется, впервые на этой Молодости количество желающих попасть на сеанс так радикально превзошло размер кинозала.

 

Эрик Ромер – опорные доказательства (Eric Rohmer – Preuves ? l'appui) (1994). Андрэ Лабартэ, Жан Дюше

Очень, надо сказать, уместно со стороны Молодости компенсировать так и не показанные фильмы Эрика Ромера фильмами об Эрике Ромере. «Опорные доказательства» – две серии с известного цикла режиссеры о режиссерах, две серии красного ромеровского монолога, позволяющего не столько лучше понять его фильмы, сколько больше полюбить Ромера, как личность и как художника. Ромер сидит на фоне книжной полки, очень быстро и ровно говорит, периодически достает из под стола вещевые доказательства, подтверждающие тот или другой факт его биографии. Рассказывает какой картиной Матиса вдохновлялся на съемках «Полин на пляже», вспоминает о кадре с легендарным коленом, не стесняется называть некоторые свои фильмы любительскими и называет свое поколение по Cahiers гегельянцами.

 

Несколько счастливцев (Happy Few) (2010). Энтони Кордье


Довольно милая французская мелодрама. Две пары буржуа. Обмен партнерами. Много откровенных эротических сцен. Нежная и подвижная камера. Терзания. Элоди Буше. Идеальный фильм для зрителя Молодости. Идеальный фильм, который не оставляет после себя ничего.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject