Молодость: День четвертый

27.10.2010 00:00

 

Среди плохих привычек фестиваля Молодость одна из самых известных – переносы и отмены сеансов. Пленку с, возможно, и не самыми ожидаемыми Жако и Бое не довезли. Картина Мандручо прописана в анонсе без окончательной даты смотра – вполне понятно также не найдет свой экран. Сегодня грузинским фильмом «Прогульщики» начался основной конкурс. Картину для международного жури показывали без английских субтитров, уменьшая возможность понимания достойного наград конкурсанта. Объяснять нашу любовь к Молодости становится все труднее.

 

Другой Дюма (L'autre Dumas, 2010). Саффи Небу

Вот это сенсация – Александр Дюма писал не сам, а в тандеме с неким Огюстом Маке, также называвшим себя время от времени Дюма. «Другой Дюма» напоминает эффект деликатной улыбки педанта, долго утюжившего брюки и неуспевшего на поезд. Незатейливость и неуместность подобных картин с их костюмным шабашем, идолопоклонством бижутерии и придворным интриганством обязана вызывать зависть у давно прошедших мод. В роли Дюма – Депардье, и порой казалось, что трудно отыскать более самовлюбленного актера во всей Франции.

 

Грабитель (Der R?uber, 2010). Бенжамин Хайзенберг

Хайзенберг создал фильм в модусе новейшей культурно-политической традиции Германии, показывающей протест системе через преступления – вспомним фильмы, посвященные движению РАФ, или «Воспитателей» (Die fetten jahre sind vorbei, 2004) Ханса Вейнгартнера. Протестант «Грабителя» – неврастеник стайер, чистящий банки и находящий в этом занятии исключительно эмоциональную выгоду. Холодный и флегматичный фильм, подобный характеру главного героя и в тоже время не способный его раскрыть.

 

Аутизм: мюзикл (Autism: The Musical, 2007). Триция Риген

Не особо талантливый фильм Триции Риген посвящен серьезной проблеме жизни аутистов и их взаимодействию с окружающим социумом. Пользы от фильма – только и понаблюдать за поведенческими реакциями детей-инвалидов. Но для этого не нужно было снимать фильм о том, как дети готовятся к мюзиклу, апогеем которого и есть само выступления. Неужели есть какая-то высшая ценность в том, чтобы показать, что аутист может то же, что и здоровый человек, не отменяя при этом его особенности.

 

Три истории Галычины (Три історії Галичини, 2010). Ольга Онышко, Сара Фаркхат

Война кардинально меняет многие связи в мире, разрушает и отдаляет. Не однократно на фестивале речь шла о таких ситуациях, на этот раз три истории о том, как Вторая Мировая перекроила жизни народов Галинины. Еврейская, украинская, польская истории пытаются пролить свет на плохо усвоенные страницы истории. Несменная и справедливая констатация важности взаимопонимания и спокойствия в примирившемся крае.

 

Прогульщики (Quchis dgeebi, 2010). Леван Когуашвили

Сорокалетний любитель итальянского неореализма Леван Когуашвили говорит, что вернулся с Нью-Йорка, где он ныне обитает, в родную Грузию и увидел готовый материал для фильма – судьбу своего поколения. В одной из сцен «Прогульщиков» (второе название «Дни улиц») ровесники режиссера собираются за столом, один – министр, второй – маргинал наркоман. Социальные иерархии предельно размыты, существование подчинено законам асфальтовых джунглей. Самое замечательное у Когуашвили не синхронность живости и фальши в уличных сценах. А связь построения композиции кадра с построением общего нарратива. Не Скорсезе, а Иоселлиани, хотя в этом распространенном сравнении нужно быть очень осторожными. Когуашвили приверженец общего плана и умеренного монтажа. Так, что ощущается злое давление пространства на героя и его ментальное неумение к сопротивлению.

 

Обратное движение (2009). Андрей Стемпковский

У Стемпковского не отнять ощущение современной эстетической конъюнктуры. Война у него накладывается на архитектурные инсталляции, а провинциальный быт на уверенную геометрию кадра. Динамика создается работой вентилятора или проезжающими в глубине кадра электричками. В симметричную сцену бюрократического цинизма армейцев помещен портрет Путина. А в жизни заурядного приграничного городка находится место сюжету из «Глории» Джона Кассаветиса. Интересен и странен тот факт, что в детально проработанную форму помещена простая и проверенная история о хороших и плохих с уверенной отсылкой к 80-м.

 

Вместе (Sammen, 2009). Матиас Йордаль

Норвежский фильм «Вместе» – это показательный пример откровенно слабого кино, через слабую режиссуру, испорченного еще и неумелой работой с крупным планом. Где вся натянутая драма, построенная, в общем-то, на довольно клишированной истории об отце и сыне, переживающих смерть матери, на деле оказывается совершенно пустой, ненужной и изначально мертворожденной. При этом, Йордаль то и дело пытается, что-то предпринять – то включает меланхоличную музыку, то погружает все в гробовую тишину, то призывает своих героев к ненужному конфликту, то прибегает к последнему спасению – сверхкрупным планам – слез, жестов, искалеченного лица, что в конечно счете кажется лишь бессмысленной спекуляцией, попыткой человека со связанными руками, ухватиться за спасательный трос.

 

Преступление страсти (Crime d'amour, 2010). Ален Корно

Последний фильм Алена Корно, оказался очень милой историей о корпоративной жизни. О людях увязающих внутри корпораций, стеклянных офисов,  собственных желаний и ненависти.  Снятые в классической манере, со статичными кадрами, с четкой, до боли бросающейся в глаза, расскадровкой,  «Преступление страсти» - на деле вышли еще и замечательной игрой с жанром, и ненавязчивой телепостановкой, каким-то чудом оказавшейся на большом экране.

 

Зомби из Лос-Анджелеса (L.A. Zombie). Брюс ЛяБрюс

Главное событие дня. А может и вовсе, главное событие всего фестиваля (оценка фильма, здесь, не важна).  Новый фильм Брюса ЛяБрюса, в Киеве перенесли на 11 вечера. Отсюда и довольно колоритная публика и практически полное отсутствие случайных зевак.  Из 50-ти человек, с этого безумного «гей-порно-слешера с элементами арта», как представлял его сам ЛяБрюс, практически никто не уходил (а бежать неподготовленному зрителю, поверьте, было отчего). Вступительное слово самого режиссера, с обязательной поправкой «я должен сказать это сейчас, так как до конца сеанса многие не досидят».  67 минут лайт версии «Зомби» (где как оказалось, была вырезана аллюзия на фантазии героя, как главный лейтмотив происходящего) и последующее обсуждение. ЛяБрюс, исполненный самоиронии, до этого потерявшийся в Киеве (организаторы, по традиции, решили никого не приставлять к не говорящему на русском гостю, дав тому, возможность самому разбираться с «трудностями перевода» в киевских такси), оказался совершенно прекраснейшим персонажем. Ироничные ответы, ожидание машины в начале второго ночи, перекур с оставшимися после фильма зрителями. Ему задавали безумный вопросы не «по теме». Он отвечал очередной ироничной шуткой. Рассказывал о поиске спонсоров через Facebook. Вспоминал свои любимые фильмы гей-порно. Во всем этом, был некий элемент «для своих».  В этом общение, в настрое, в отношении зритель-режиссер. Геи, маргиналы, парочка кинокритиков – вот публика Брюса ЛяБрюса. И если это так, то, пожалуй, незаполненный зал, 50 зрителей и беседа на крыльце, в один из первых, по настоящему, холодных дней Киева – было наиболее подходящим антуражем для его приезда. И если о самом  «Зомби из Лос-Анджелеса» говорить практически невозможно, то о ЛяБрюсе можно бесконечно.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject