Молодость: День третий

26.10.2010 01:12

 

Состоятельность факта выпадения и на нашу судьбы возможности смотреть премьеру фильма Жан-Люка Годара на большом экране затеняет пугающий факт странного способа приятия этого фильма публикой, ее неготовности к реакции, ее защите в беге и хохоте. Film socialisme – главное событие третьего дня Молодости, дня фактов, но обо всем по порядку.

 

Перемирие (2010). Светлана Проскурина

Факт победы «Перемирия» на сочинском Кинотавре не должен ничего прибавить к нашему знанию о самом фильме, но – сказать многое о цене этой победы. Ибо институт, находящий подобное зрелище актуальным, лишается для нас своего авторитета. Фильм Светланы Проскуриной – демонстрация некого дремучего подсознание российской современности, которая в первую очередь жизнь затерянных деревень, которых нет на карте. В которых живут (или существуют), околачивая грушу и заливают горе тоски, потерянные пацаны, всегда готовые пойти дать в рыло за нашего бога. Увлечение отличительными чертами человека-потерянного, похоже, и было главной задачей Проскуриной, увлечение, увы, аккуратное и натянутое. Отчего перченым ребятам на экране впору бы тосковать не от жизни, а от груза клише, которые им пыталась навешать авторка. Тут нам и надоедливые алкоголические позы, и «чёкание» эвфемистических диалогов, и афористические претензии, и какой-то хронический зов либидо. При этом, полное неумение создателей в попытках выдать чернуху за гиперреализм. В довесок ко всему в средине фильма появляется все менее переборчивый в выборе ролей Сергей Шнуров в парике льва, начиная поливать зрителя мелкопанковской философией своего героя. Концовка: краз въезжает в березовую рощу. Эх, береги Русь-матушка дураков православных.

 

Предательство (The Betrayal – Nerakhoon) (2008). Элен Курас, Тависаук Фрасават

История Американского предательства лаосцев раскрывается, как в историческом масштабе, так и в отдельно взятой семье, чье пребывание на исторической родине после факта сотрудничества с армией США в период войны в юго-восточной Азии становится невозможным. Трудности интеграции в новую атмосферу Бруклина, откровенное разочарование жизнью и ценностями Страны Свободы. Высокохудожественная выразительность ленты, обеспечена профессиональной поддержкой оператора Элен Курас («Лето Сема», две части «Кофе и Сигареты», «Вечное сияние чистого разума») и трепетной музыкой Говарда Шора, предает документальной работе некий студийный лоск.

 

Удачный брак (Le beau mariage) (1982). Эрик Ромер

Бэатрис Роман играет одинокую женщину под сорок, решившую изменить свою жизнь, наконец нахамив своей хозяйке по антикварной лавке и женившись на первом порядочном самце, который в итоге окажется скорее самцом, нежели порядочным. Ромер очарователен. Его герои могут просто попугайничать весь фильм о странных мелочах вроде коллекций джерсийского порцеляна, лишь изредка отвлекаясь на сомнения в проблеме первого шага или в выборе вина. При этом на месте ощущение полновесной важности происходящего. Поразительный факт, насколько после смерти утвердился статус Ромера, как величайшего режиссера. Наверное справедливо. Le beau mariage выглядит непостижимо вдохновенно и свежо, тогда как любой условный фильм, снятый по той же фабуле в наши дни, скорее всего выглядел бы неуместным анахронизмом.

 

Фильм социализм (Film socialisme) (2010). Жан-Люк Годар

Понимать мсье Гольдберг – это сложно

Нельзя говорить о невидимом, его нужно показывать

 

No comment – (пред)последний титр Film socialisme. Социализм начинается там, где место совести не вакантно. Где способы быть понятным Империей, что означает – прислуживать Империи, исчерпаны. Годар, как, пожалуй, никто другой есть индикатором динамического изменения реальности за последние полстолетия. Тогда как капиталистическо-постмодернистская тотальность намерена удерживать реальность статической, что означает – контролированной, с помощью запасов «образного» в искусстве, нужен был фильм способный быть деструкцией образного, на священном пути возвращения к «реальному». Ханна Арендт исправляла марксизм в его вере в человека: чем меньше человек будет работать, тем больше он будет потреблять. Участники средиземноморского круиза Годара плывут по морской, подобной Солярису, поверхности, способной удовлетворять их любыми возможными потребительскими аттракционами. И сам Годар подобен Солярису, всегда готовый заново создавать все важное, вытесненное программами Империи в подсознание. Годар снова ищет спасения в дискретности, в расчленении демократических обобщений, в монтаже – не случайна его осенняя любовь к Эйзенштейну. Годар беспощаден в надежде одолеть капитализм поэтической афазией и призывами к войне. Отныне не подписывать цитаты считается хорошим тоном. День, когда язык восстанет против тех, кто им владеет наступил. Ищите спасения в иронии. Ищите спасения в морали. И делайте вид, что этого фильма никогда не было. Но когда нам больше не будет чем вдохновляется, мы будем вдохновляться Годаром.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject