Серж Даней. Пять вопросов о кинокритике

Перевод: Ольга Коваленко

 

Следующее интервью было опубликовано в 56-м номере (1980) журнала Cin?matographe, который выходил с 1973 по 1987 год под руководством Жака Фьески, редактора и выдающегося сценариста, сотрудничавшего с Клодом Соте, Бенуа Жако и другими. Темой номера была «Критика» и Серж Даней отвечал на вопросы от лица Cahiers du cinema. Он предпочел пропустить шестой и последний вопрос: «Какое из последних решений в роли критика вам было сложнее всего принять?».  Недавно перевод этого интервью на английский обнаружил у себя кинокритик Эдриан Мартин.

 

1. Как вы стали критиком? Как развивалась ваша карьера?

Сперва я читал «желтый» Cahiers 60-х, иногда писал для него (с 1964), присоединился к редакции (после 1968) и, в конце концов, занял в редакции ответственный пост (после 1973).

 

2. Как вы пишете критические тексты? Как вы работаете над ними?

Мотивацией для написания критической статьи мне служат три осознанные задачи:

- вложить в письмо опыт (просмотра фильма), который не имеет ничего общего с письмом.

- привить зрителю вкус к чему-либо или же категорическое неприятие чего-либо.

- на основе того или иного фильма сделать выводы относительно общего состояния кинематографа в тот или иной период его и нашей истории.

 

3. Как, по вашему мнению, вы влияете на коммерческий успех или провал фильма?

На сегодняшний день влияние ежемесячного журнала на крупные постановки (например, «Скупой» [Луи де Фюнес/Жан Жиро, 1980]) менее заметно, чем когда либо, и в данном случае – решает публика. Для престижных релизов (в стиле «Дон Джованни» [Джозеф Лоузи, 1979]) журнал играет роль информационной поддержки, рекламой в этом случае занимаются главным образом средства массовой информации. О влиянии можно говорить лишь в случае тех фильмов, которые колеблются между ограниченным релизом от нуля до пяти тысяч билетов и отсутствием какой бы то ни было возможности выхода на публику. Но и в данном случае ежемесячник о кино пользуется не критикой, а прямым вмешательством в процесс распространения (именно поэтому мы ежегодно устраиваем «Неделю Cahiers»). На самом деле, фильмы либо слишком в нас нуждаются, либо не нуждаются вообще, из-за чего их невозможно критиковать по-настоящему.

 

4. Какую роль, по вашему мнению, играет критика в развитии кинематографических форм?

Критика создает перспективу, границы и оценки в сфере, где все эти понятия изначально отсутствуют: в царстве образов (и, следовательно, воображаемого). Критика помогает простому зрителю найти себя в этом пространстве, так как у него нет ни времени, ни подготовки, чтобы в этом пространстве потеряться. Я не очень верю во влиятельность критики, во всяком случае, в непосредственное ее влияние на создателей фильмов. Формы преображаются на микро- и макроуровнях, более тонких и обширных, как в границах кино, так и вне их, на уровнях, о которых критик не имеет ни малейшего понятия.

 

5. Какое место отведено истории кино и теориям кино в вашей работе?

Немного места для истории. Чуть больше для «теорий». Во всяком случае, тех теорий, с которыми мы экспериментировали в Cahiers в начале 70-х, а потом, большей частью, отбросили. То есть «теория» это слишком большое слово для некоторых навязчивых идей, которые, в лучшем случае,    можно охарактеризовать, как «сомнительные». В Cahiers поднимаются следующие проблемы: прозрачность, закадровость, место зрителя, монтаж, кино как рассеивание энергии и т.д. Но, честно говоря, в настоящее время мы работаем на низких мощностях, из-за чего мы все еще не можем к этим вопросам вернуться.

 

Опубликовано в «Cin?matographe», номер 56, 1980

Перевел на английский Эдриан Мартин, 2013

sergedaney.blogspot.co.uk

 


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject