ТОП-30 самых ожидаемых фильмов 2011 года



Несмотря на то, что на завершившемся недавно Берлинском кинофестивале показали последние картины Белы Тарра и Ульриха Кёлера, большинство главных фильмов года все еще ждут нас впереди. Недавно были объявлены первые прогнозы на Каннский кинофестиваль, стали известны фильмы, которые могут пополнить конкурс Венеции. Кроме того некоторые режиссеры наконец-то объявили о завершении съемочных процессов своих последних работ. В связи с этим Сineticle составил список 30-ти самых ожидаемых фильмов 2011 года: фильмов, которые мы ждем и в которые верим, как в произведения искусства, все еще способные удивлять и привносить в кино что-то новое.


1. Древо жизни (The Tree Of Life), Терренс Малик

Пусть в «Древе жизни» в главной роли Брэд Питт, пусть во многом настораживающий синопсис и трейлеры, напоминающие вылощенную рекламу моющего средства, но это фильм Терренса Малика. Фильм режиссера, фамилией которого на сегодня подписаны лишь четыре картины. «Древо жизни» должно стать пятой. А ведь мы прекрасно помним, что до этого, за 37 лет минувших с дебютных «Пустошей», Малик всегда был режиссером, снимающим мало и подолгу, но зато достигая в каждом из своих фильмов настоящего совершенства. Безусловно, самый ожидаемый фильм года!

2. Песнь о Мандрене (Les Chants de Mandrin), Рабах Амер-Займеш

Каждый фильм уникального автора Рабаха Амер-Займеша по-своему отличителен и великолепен. Находясь в поиске между политически ангажированным примитивизмом и эффектными киноаллюзиями, Амер-Займеш не дает возможности предугадать ощущения от своей следующей работы. Трудно поверить и легко удивится, но в этот раз он снимает исторический фильм о средневековом бандите Луи Мандрене, где в главных ролях актеры и режиссеры Ипполит Жирардо и Жак Ноло.

3. Убийца (The Assassin), Хоу Сяосянь

Хоу Сяосянь планировал выпустить The Assassin еще в 2010-м, однако теперь нам лишь остается надеяться, что фильм все же не будет перенесен на 2012 год и его премьера состоится на нынешнем Венецианском кинофестивале. The Assassin – это история девушки, которую похитила буддийская монахиня. Она сделала из нее безжалостную убийцу, вершащую правосудие во благо высшей цели. В этой истории есть что-то от тарантиновских влюбленностей в азиатские экшены. Однако – это фильм Хоу Сяосяня, одного из самых внимательных и величайших наблюдателей нашего времени. И подобное противоречие может подарить нам один из самых прекрасных фильмов нынешнего года.

4. Рай (Paradies), Ульрих Зайдль

Со времен последнего фильма Зайдля «Импорт-Экспорт» прошло уже более пяти лет. Время все же немалое. Однако Paradies похоже вновь должен напомнить о важной кинематографии австрийца, где грань документального и игрового кино соединяется воедино и где все происходящее показано словно под микроскопом. В центре сюжета его нового фильма три истории – о трех женщинах, их возможностях рая и любви. Первая из женщин уезжает в Кению с целью секс-туризма, вторая – из любви к Иисусу пытается вернуть австрийский народ к католицизму, а третья, самая юная, – отправляется в лагерь для того, что бы потерять невинность и побороть свой излишний вес.

5. Открытки из зоопарка (Postcards from the Zoo), Эдвин

Новый фильм индонезийца Эдвина обещает стать одним из самых загадочных и интересных событий года. Самого Эдвина можно сколько угодно называть продолжателем традиций Мигеля Гомеша и Альберта Серра, либо же именовать наследником Цай Мин-ляня, или злорадно выискивать в нем открыточные сантименты самого известного фильма Жене. Но этим все равно не передашь то волшебство, которое он привносит в свой кинематограф. В Postcards from the Zoo речь идет о любви юной девушки и уличного мага. Знакомство, расставание, чудачества, скитания по улицам Джакарты и вселенское чувство грусти и одиночества. Неизвестно будут ли герои петь (смотри Blind Pig Who Wants to Fly), но это именно тот фильм, который мы так ждем, как целительный глоток свежего воздуха.

6. Мальчик на велосипеде (Le Gamin Au V?lo), Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн

Братья Дарденн, которые в своем прошлом фильме Lorna's Silence (2008) прямо ставили вопрос о том, можно ли убежать от неуютного мира их фильмов, похоже, снова в него возвращаются. Заявленный сюжет об 11-ти летнем парне с велосипедом (неореалистический символ) от которого отказывается отец, после чего за ним приходится ухаживать случайной женщине, перекликается с историей братьев L'enfant (2005) и, возможно, с классической Gloria (1980) Джона Кассаветиса.

7. Симон-убийца (Simon Killer), Антонио Кампос

Кампосу всего 29 лет, на его счету один полнометражный фильм и несколько короткометражек. Но при этом его новую ленту можно смело считать одним из самых ожидаемых событий года. Кто видел Afterschool тот, безусловно, поймет восторженность этих ожиданий, кто нет – тот либо будет разочарован, либо имеет все шансы стать маленьким первооткрывателем новой важной кинематографии XXI века. В Simon Killer нас ждет меланхоличное путешествие по Парижу – с его открыточными видами и последующим погружением в районы, о которых не принято говорить в слух. Помня же об Afterschool, можно еще и ждать каких-то восхитительных недосказанностей и тончайших связей, исполненных невесомости.

8. Империя (The Empire), Бруно Дюмон

Философ-маргинал Бруно Дюмон своей новой работой L'empire продолжает свой байолевский цикл: картина снимается во французской Фландрии и, похоже, способна стать самым аскетическим фильмом режиссера. Каждым новым своим фильмом Дюмон все более уверенно напоминает о присутствии мистических граней мироустройства. При этом в L'empire по слухам заявлено присутствие самого дьявола.

9. Стыд (Shame), Стив МакКуин

Лондонский художник Стив МакКуин, дебютировавший в кино три года назад с экспрессионистским и политическим панегириком Hunger (2008), снова снимает актера Майкла Фассбендера в своей новой ленте Shame. Действие картины происходит в Нью-Йорке. Ее тема секс, перверсии и насилие. МакКуин, уже доказавший свою бескомпромиссность в исследовании природы человеческого зла и упрямства, снова обещает быть честным и провокационным.

10. Любители (Les Amants), Николас Клотц

То что Клотц предельно чуток к трагедии сегодняшнего мира (смотри его «трилогию современности»), мы могли окончательно убедиться на «Человеческом факторе». Его новый фильм снова рассказывает об общности, или вернее о попытке общности: где есть группа молодых людей, которые образуют замкнутую группу; есть Кармен, встречающая афганского студента Хуссейна и судя из синопсиса, есть проблема его депортации из страны. Добавьте к этому неизменное переосмысление философии или социологии, мастерство работы с киноязыком - и из всего этого, пожалуй, получится лишь малая часть того, что мы так ожидаем в работе Николаса Клотца.


11. Меланхолия (Melancholia), Ларс фон Триер

Триер называет «Меланхолию» «психологическим фильмом катастрофой» и «красивым фильмом о конце мира». В центре сюжета история двух сестер, непростых отношений, которые происходят на фоне приближающегося апокалипсиса (на Землю движется планета, превосходящая ее по размерам).  В ролях звездный состав с Кирстен Данст, Шарлоттой Гинзбург, Кифером Сазерлендом, Шарлоттой Ремплинг, Джоном Хартом, Александром Скарсгардом и Удо Киром. В титрах режиссер, чья фамилия сегодня сравнима по своему звучанию со «Спилбергом» или «Лукасом».

12. Причуда Олмейера (La folie Almayer), Шанталь Акерман

Шанталь Акерман сняла фильм по новелле сложного романиста Джозефа Конрада, повествующей о голландце и его дочери, которые ищут пиратские сокровища в Малайзии. Новелла Конрада увидела свет в 1896-м, действие фильма перенесено в 1950-е годы. Не очень понятно куда сейчас движется кинематограф Акерман, но не дожидаться ее фильма будет просто не честно.

13. Фауст, Александр Сокуров

Говоря о «Фаусте» Александра Сокурова, часто вспоминают мечту Тарковского об этой постановке, навеивая тем самым ожидания глубокого и холодного откровения. Своего «Фауста» Сокуров начал снимать по инициативе Владимира Путина. Снимал по всей Европе: от Ватикана до Исландии, на английском и немецком языках. В основе сценария Юрия Арабова первая часть творения Гете. Сокуров говорит: «Фауст – глубокие культурные тылы, от которых цивилизация далеко убежала» и ставит «Фауста» в ряд с картинами «Телец», «Молох» и «Солнце», как завершающую часть своих размышлений о природе власти и безумия.

14. Любовь и ссадины (Love And Bruises), Лоу Е

У Лоу Е всегда была очень чувственная режиссура, чуткость которой могла бы быть сравнима и с Клер Дени. Жесты, нервные переходы, внимательное всматривание в отношения между героями. Свой новый фильм Лоу снял полностью в Париже. Именно здесь разворачиваемся история любви, граничащей с жестокостью. Он и она, страсть. Она испытывает его - унижениями, поступками, - доходя до последней допустимой грани. Лоу Е имеет все шансы стать новым поэтом чувственности, тем кому, похоже, так и не удалось стать Чан Ань Хунгу с его все большим погружением в мейнстрим. В Лоу, по крайней мере, хочется верить еще и в связи с его долгожданной свободой.  Love And Bruises – первый фильм, где режиссеру не нужно было бороться с китайской цензурой или с тотальным поиском денег. Плюс в фильме одну из главных ролей играет Тахар Рахим – лучшее, что было в последнем фильме Жака Одиара.

15. Жаркое лето (Un ete brulant), Филипп Гаррель

В своем новом фильме Филипп Гаррель вновь возвращается к теме потери возлюбленной. В Un ete brulant речь идет о художнике, переживающим потерю жены-актрисы. Причем в этот раз Гаррель, кажется, идет от обратного, изменяя общепринятой системе повествования. Все начинается с трагедии, но после вся история возвращается на год назад, где художник и его возлюбленная еще вместе и ничего не предвещает беды. При этом одну из ролей вновь играет сын Филиппа – Луи Гаррель, вместе с которым в фильме снялась и Моника Белуччи.

16. Апполинида (L'Appolinide),

От Бонелло всегда ждешь настоящего откровения – изощренного, безжалостного, предельно внимательного к любым человеческим изъянам. Все действие «Аполлониды» или «Воспоминания о закрытом заведении» (Souvenirs de la maison close) происходит в одном парижском борделе начала 20-го века. Один из клиентов жестоко глумится над проституткой, вырезав у нее на лице трагическую улыбку. Вокруг ее истории и выстраиваются маленькие жизни остальных обитательниц этого закрытого заведения, где ни одна из девушек ничего не знает о внешнем мире.

17. Самая одинокая планета (The Loneliest Planet), Юлия Локтев

«День, ночь, день, ночь» - первый фильм Юлии Локтев, американского режиссера русского происхождения, стал в 2006 году настоящим откровением. The Loneliest Planet – лишь вторая режиссерская работа Локтев, но ожидания от нее куда больше чем от многих «раскрученных» режиссеров. У Локтев совершенно прекрасный киноязык. В ее новой картине рассказывается о молодой паре (Гаэль Гарсиа Берналь и Хани Фастенберг), оказавшейся в горах Кавказа в период очередного военного конфликта. Подобная завязка не должна отпугивать – Локтев уже доказала, как мастерски может совмещать политику и искусство высшей пробы.

18. Беспокойство (Restless), Гас Ван Сент

Смертельно больная девочка-подросток влюбляется в парня, любящего посещать похороны и переживающего потерю семьи. Они помогают друг-другу примириться с болью и, то и дело, встречаются с призраком японского летчика-камикадзе времен Второй мировой войны. Ван Сент сегодня интересен как раз своей непредсказуемостью. Плюс в «Беспокойстве» играет сын Денниса Хоппера – Генри. Сам же фильм по трейлерам еще и чем-то напоминает восхитительный дебют Френка Перри «Дэвид и Лиза».

19. Альпы (Alps), Гиоргос Латимос

После сжатой патологической семейной саги Dogtooth (2009) в своем новом фильме Alps Гиоргос Латимос обещает еще более темное и смешное кино о смерти, измене и боли. Лантимос настаивает, что и в жестоком Dogtooth было достаточно забавного и, похоже, снова собирается развивать это противоречия. История о медсестре, помогающей семьям, потерявшим близких людей, за определенную плату заменяя умерших.

20. Сечение (Cut), Амир Надери

Амир Надери – иранский режиссер, последние двадцать лет проживший в Нью-Йорке, свой новый фильм отправился снимать в Токио по сценарию другого известного режиссера Синдзи Аояма (Eureka, 2000). Во что выльется совместная работа столь далеких и неординарных кинематографистов трудно даже представить. Надери, например, говорит, что уже давно мечтал снять фильм о луне.


21. Темная лошадка (Dark Horse), Тодд Солондз

Тодд Солондз все же очень стабильный режиссер, каждый фильм которого – маленькое событие. Будь-то недавние «Жизнь в военное время» или «Перевертыши». В Dark Horse, речь идет о мужчине с задержкой в умственном развитии, который однажды решается завязать отношения с умственно отсталой женщиной. При этом он живет с родителями, коллекционирует игрушки и работает у отца. Описание настораживает, но гений Солондза похоже из любой истории способен сделать величайшую трагикомедию о современном обществе. Вот только будет ли все столь буквально?

22. Любовь (Amour), Михаэль Ханеке

Иногда кажется, что Михаэль Ханеке сказал все, о чем должен был сказать, сняв важные философские циклы о животной природе каждого из нас, о миграции, о природе видео; до невозможности скрупулёзно экранизировал Кафку; наконец, освоил территорию псевдоклассического повествования, за что вполне заслужено и получил Каннский главный приз два года назад из рук своей актрисы Изабель Юппер. Как раз Юппер, а также Жан-Луи Трентиньяна и Эмманюэль Рива в роли семьи музыкальных педагогов Ханеке снимает в своем новом фильме Amour. И меньше всего хочется, чтобы эта картина была на что-либо похожей.

23. Замочная скважина (Keyhole), Гай Мэддин

Свою новую жуткую ироничную фантазию-лабиринт Мэдин создает при участии своей музы Изабеллы Роселлинни и демонического Удо Кира. Также заявлен герой по имени Одиссей, который путешествует по комнатам собственного дома с воскресшей утопленницей. Сам Мэдин называет свой фильм криминальным и намекает на то, что пытался адаптировать вовсе не Гомера, а «Пентесилею» Генриха фон Клейста.

24. Должно быть место (This Must Be The Place), Паоло Соррентино

Итальянец Соррентино, прославившийся вибрирующей и сочной политической сатирой на пожизненного сенатора Италии Джулио Андреотти Il divo, снимает свой первый англоязычный фильм. В новой работе Соррентино This Must Be The Place Шон Пенн накрасит губы, распрямит волосы и сыграет глэм-рок ветерана, который будет сводить счеты с бывшими нацистами, эмигрировавшими в США.

25. Опасный метод (A Dangerous Method), Дэвид Кроненберг

Очень спорный и неоднозначный фильм Кроненберга. Настораживает здесь многое: и сюжет (история любовного треугольника Карла Юнга, Зигмунда Фрейда и их 18-летней пациентки); и Кира Найтли в роли этой самой пациентки по имени Сабина Шпильрайн. И главное, та линии упрощения, которая все четче прослеживается в последних фильмах Кроненберга. Но с другой стороны – это ведь Дэвид Кроненберг, а это сегодня все же еще что-то да значит.

26. Saya Samurai, Хитоши Мацумото

Хитрый и остроумный японский автор Хитоши Мацумото, реаниматор и экспортер абсурдного японского юмора, неоднозначно понятый после психоделического Shiboru («Символ», 2010) уже заканчивает свою новую работу. Его третий фильм, похоже, собирается в пародийной манере разрушать конвенции фильмов о самураях, что до него, правда, сделано не раз, хотя бы тем же Ясудзо Масумурой.

27. После мрака свет (Post Tenebras Lux), Карлос Рейгедес

О новой картине «медленного» мексиканского автора Карлоса Рейгедеса, почитателя «медленных» классиков Тарковского и Дрейера, известно не много. На прошлом Берлинском фестивале режиссер рассказывал, что собирается делать полуавтобиографический экспрессионистский фильм, снимая его в местах, где сам проживал в свое время – в Мексике, Испании, Бельгии. Поддержку картины осуществляет фонд Хуберта Балса.

28. Потомки (The Descendants), Александр Пэйн

Успех двух самых милых картин Пейна About SchmidtО Шмидте», 2002) и Sideways («На обочине», 2004), кроме витального привкуса отрицания строгости жизни, был обусловлен лучшими за последнее время работами Джека Николсона и Пола Джиаматти, а также сценарным сотрудничеством Пэйна с Джимом Тэйлором. На The Descendants Пэйн обходится без Тэйлора, а место главного актера займет пребывающий в хорошей форме Джордж Клуни.

29. Берни (Bernie), Ричард Линклейтер

Линклейтер похоже прочно обосновался на пограничной территории – территории кино, которое вряд ли будет успешно на фестивалях, но и из-за своей интеллигентности и тонкости вряд ли будет собирать полные залы. В «Берни» снова появляется Джек Блек в роли Джека Блека, к нему добавляется Матью Макконахи и Ширли Макклейн. А в самом фильме речь идет о служащем техасского похоронного бюро, который завязывает отношения с богатой вдовой, а после ее убийства, пытается всячески поддерживать иллюзию, будто бы она жива.

30. Дау, Илья Хржановский

Известно, что Харьков живет этим фильмом уже не первый год. Половина города работает на идею  Хржановского, который в пределах съёмочной площадки создает свой изолированный мир, где, даже в тот момент, когда камера выключена, все участники процесса живут 1930-ми годами, эпохой жизни Льва Ландау. Хржановский менял вывески по всему городу, переодевал здания, почти что в духе художника Christo, и собирался пустить трамвай по крышам города. Сценаристом фильма, как и в «4» выступил Владимир Сорокин.


Читайте также:

Главные фильмы 00-х: выбор авторов Cineticle

10 лучших фильмов 2010 года



главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject