«Любовь UIQ»: Неснятый сценарий Феликса Гваттари

Перевод: Мария Торхова



Сложные концепты Феликса Гваттари, которые он изобретал вместе со своим соавтором и в одиночестве, удивительным и парадоксальным образом отозвались в кинематографических работах выдающегося американца Роберта Крамера. Хаосмос, производство субъективного, ризома - «Вехи», «Королевство Дока», «Трасса №1/США». В конце 70-х эхо концептов Гваттари могло бы стать звучнее, так как Роберт Крамер решил снимать фильм по его сценарию - научно-фантастический фильм, посвящённый сопротивлению. Но, увы, фильм так и не был реализован. Мария ТОРХОВА перевела текст о том, каким мог бы быть этот «неснятый» фильм.


Скоро не будет ничего, кроме само-коммуницирующих зомби, чья одинокая пуповинная трансляция будет их собственной графической обратной связью, электронными аватарами мертвых теней, вечно рассказывающих свои собственные истории.

Жан Бодрийяр «Телеморфозис»


Примерно в 1979 году американский режиссер Роберт Крамер и французский шизоаналитик Феликс Гваттари начали совместную работу над фильмом о двух итальянских беженцах из Итальянского Независимого Движения (Italian Autonomia movement) «Latitante» («Беглец»). Фильм, в котором должна была играть Лаура Бетти, постоянная актриса Пьера Паоло Пазолини, должен был представлять собой коллективную рефлексию от первого лица о конечности и хрупкости тела, «противостоящую чудовищному бремени вещей-как-они-есть, систематически определяемых бескрайней властью». Фильм об интимности сопротивления. По ходу создания фильм превратился в нечто совершенно иное – в научно-фантастическую картину «Любовь UIQ» (A Love of UIQ); формальный переход (бес)сознательно был инспирирован более глобальными политическими изменениями, происходящими за пределами экрана: от внушительных идеологических нарративов 60-х и 70-х до мутаций видеодрома, которые могли бы охарактеризовать контркультурные события 80-х.

Повествование Гваттари каким-то образом соединяет эти два потока, заимствуя смелость у первого и концептуальный инструментарий у второго. Обезглавленное тело операизма в отсутствии политических органов служит прототипом многих политизированных форм киберпанка и его анти-авторитарности. Гамбургское раннее воплощение «Chaos Computer Club», такие андеграундные журналы как «Hackerfür Moskau» или «British Vague», военные и научно-фантастические «Un' Ambigua Utopia» итальянского редакторского коллектива, галактроцкистские романы Мака Рейнолдса, YIPL или советское кибер-фэнтези «Кин-дза-дза» (1986) и другие скрытые влияния просачиваются в неснятый сценарий Гваттари.



Кадр из фильма In Search of UIQ


В первоначальном проекте (1980-81) Крамер должен был снимать фильм(1), а сам Гваттари хотел, чтобы он был спродюсирован в Голливуде. Более того, он послал копию Майклу Филипсу, продюсеру «Близких контактов третьей степени» и «Таксиста», который счел его «слишком политичным» для американской публики. Вторая версия сценария, также созданная в сотрудничестве с Крамером, относится к 1983 году, в то время как финальная версия, лишь недавно опубликованная на английском, была закончена одним Гваттари примерно в 1986 году. Крамер сам будет заигрывать с научно-фантастическими тропами в «Дизеле» 1985 года, в своем первом и последнем вторжении в коммерческое кино, фильме, на который его работа с Гваттари могла оказать эстетическое влияние, но который не заимствует у нее никаких сюжетных черт.

«Любовь UIQ» переворачивает пространственные координаты научной фантастики с внешних на внутренние, с бескрайних протяженностей далеких галактик и звездных войн на бесконечно малые участки молекулярного сопротивления. Нереализованный сценарий Гваттари воплощает открытие бесформенного интеллекта биологом-беженцем, который находит спасение и помощь у американского журналиста в хай-тек логове во Франкфурте. Там, вместе с группой кибер-панков и техно-сквоттеров, устанавливается связь с этим пост-структурным внутри-земным видом когнитивного вмешательства, которое способно разрушить и перехватить официальные сигналы (достаточно, чтобы заставить беспокоиться Президента Комиссии по Расследованию Герциевых Возмущений), а также поставить под вопрос линейную феноменологию вещей. Это неуловимо маленькая Вселенная Инфра-Кварк (Universe of the Infra-Quark (UIQ)).



Кадр из фильма In Search of UIQ


Первоначально в форме пикселей на экране, наподобие спрограммированного Макса Хэдрума из «Автономного пиратского радио», постоянные проявления UIQ могут принимать разнообразные формы. «Она может принимать любую форму, какую захочет: минута – и она в небе, потом в толпе, но это одно и то же. Она может появиться в капризном атмосферном фронте, в радиопомехах, всюду…» Это тот самый концепт субъективной идентичности, который опрокидывает загадочное существование: «Твое, мое, наше. Тебя, меня, тебя, меня. Тебя… да, я понимаю тебя. Но себя… Я никогда не пойму. Это лицо на экране только для тебя. Я могу изменить его», – заметила UIQ в ходе разговора с человеком, в которого она вскоре влюбится. Это именно то концентрированное средство нарративного кино, (гетеросексуальная) любовь, которая сведет многообразную и бесконечную суть UIQ до собственной мелочности и зависти, чем вызовет «новый тип космической катастрофы».

Помещенное в постиндустриальную нематериальность информации, среди эмбрионов и когнитариата, «Любовь UIQ» принадлежит к научно-фантастическому субжанру (политической) инфекции, где-то между «Предостережением» (Warning Sign), антиутопией 1985 года и семиотическим хоррором «Понтипул» (Pontypool, 2009). Тем не менее, культурно и эстетически сценарий многим обязан «Декодеру» (Decoder, 1984) Муши и «Случаю в дивизии Моритури» (L'affaire des divisions Morituri, 1985) Франсуа-Жак Оссанга, их политически заряженной атмосфере и аллюзиям, как отметили в своем проницательном вступлении переводчики сценария Сильвия Маглиони (Silvia Maglioni) и Грэм Томсон (Graeme Thomson).

Не содержащий ни описаний движений камеры, ни описания съемочной площадки или светового оформления, сценарий читается удивительно легко для написанного философом, известным своим витиеватым и богатым неологизмами письмом. Причем, как текст, написанный тем, кто восстановил воинствующую роль желания, опровергнув фрейдистское вытеснение в «Анти-Эдипе: Капитализм и шизофрения», «Любовь UIQ» отмечена постчеловеческим пессимизмом с его остатками доверия к возможностям технологических инноваций. Отчетливый налет парижского снобизма, если не откровенной предвзятости, проявляется в характеристике двух персонажей из рабочего класса – «покинувших свой родной город в поисках американской мечты» – которым по факту Гваттари отводит самые неблагодарные роли.



Кадр из фильма In Search of UIQ


А в остальном «Любовь UIQ» по-прежнему видится как разумная и довольно интригующая попытка исследования «расцвета компьютеризированных форм воображения и принятия решений», «оцифровывания все растущего числа материальных и ментальных операций» и того, как сложно было бы это примирить с «экзистенциальными территориями, которыми отмечены наша конечность и наше желание существовать». Читаемый сегодня, когда научно-фантастические предсказания Сирила Корнблата и Фредерика Пола в «Торговцах космосом» кажутся реализовавшимися в цифровом тоталитаризме Кремниевой долины, сценарий Гваттари одновременно является устаревшим и актуальным. Устаревшим, потому что технологическая утопия раннего хакерского поколения присвоена и монополизирована корпоративными интересами. Но и актуальным, потому что он вновь подтверждает центральность человеческих чувств внутри сетей виртуального общества. В конце концов, киберпанк был кульминацией прогрессивного сближения двух ранее разделенных сфер: технологической и гуманистической.

При том, что сценарий и идея фильма Феликса Гваттари увлекательны, невозможно не представить, как бы это в конечном счете выглядело и ощущалось, особенно учитывая допущение самого Гваттари, что «определенные тематические элементы, даже важнейшие, могли бы быть лишь грубо намечены», и что «реализация потребует особенных стилистических, визуальных и пространственных обработок, которые не станут явными до съемок». Сценарий фильма «Любовь UIQ» действительно пронизан ощутимым напряжением, простирающимся в сферу кинематографа, способным не только критически осмыслять современность и ее реалии, но и радикально их преобразовывать.


Примечания

(1) Фильм Крамером так и не был снят, но в 2013 году был закончен фильм In Search of UIQ (72 минуты) режиссёров Грэма Томсона и Сильвии Маглиони, который базировался на сценарии Феликса Гваттари. [Назад]


Оригинал: "A Love of UIQ": Félix Gutattari's Unfilmed Script

Перевод: Мария Торхова




главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject