Видео-эссе Cineticle. «К2» Максима Селезнёва

Автор: Максим Селезнёв


Новое видео-эссе Cineticle посвящено радикальному хоум-муви «Предельно личный эрос» японского документалиста Кадзуо Хары. В 1974 году, вскоре после расставания со своей женой Миюки, режиссёр уехал за ней на Окинаву и с рвением кроткого маньяка записывал на кинокамеру все её действия, словно бы стараясь разобраться в собственных отношениях кинематографическими средствами. Ко времени его приезда Миюки жила со своей новой любовницей Сугако, так что первая часть кинодневника Хары почти целиком сложилась из диалогов и маленьких домашних скандалов двух девушек. Но можно ли считать, что в разговоре участвуют только двое, когда в комнате включается кинокамера? Видео-эссеистическими средствами Максим СЕЛЕЗНЁВ исследует анатомию диалога в кинематографе Кадзуо Хары.


Видео-эссе – наиболее уместный формат для того, чтобы вскрыть то, что находится за рамкой кадра: камеру, снимающую действие. В работе Максима Селезнёва, посвящённой фильму «Предельно личный эрос» Кадзуо Хара («Gokushiteki erosu: Renka 1974»), камера – а за ней и режиссёр – приобретает роль, становится героем. Проблема документального кино как раз в этом: в наивной вере в то, что камера – просто четвёртая стена, которая не меняет ход происходящего. Но камера как зеркало – перед ней непроизвольно позируешь. Насколько спор между Миюки и Сугако, который фиксирует японский режиссёр, правдивый? Этого, как кажется, не знают даже участники. Кадзуо Хара внедряет себя в происходящее, что для хоум-видео вполне привычно. Но это, казалось бы, не усиливает правдивость события. Наоборот, напрашивается вопрос: не сыграно ли это? Как получается, что Миюки, которая водит рукой по губам, снята сразу с двух противоположных сторон? Попросил ли режиссёр повторить это действие Миюки, или только на монтаже он сводит два этих очень похожих, но всё-таки разных (посмотрите и сравните движения Миюки в обоих случаях) плана? И почему, когда Миюки сталкивается с камерой, она никак не реагирует: ни возмущением, ни даже быстром взглядом в сторону режиссёра? Видео заостряет внимание на этих технических деталях, которые при самом просмотре фильма можно либо пропустить, либо списать как ошибки. Но именно эти «ошибки», который подчеркивает автор видео-эссе, делают фильм Кадзуо Хары странным. Зритель начинает подозревать каждую сцену в художественности. (Анагата Жулитова)




Смотрите также:


Видео-эссе Cineticle

«Сквозь историю кинематографа» Алексея Тютькина

«Зимняя тайна» Юлии Коваленко

«Spring Humpers, Trash Breakers» Артёма Хлебникова


Краткая история видео-эссе в 20 фрагментах

Часть 1: Юлия Коваленко. «Зимняя тайна»

Часть 2: Кевин Б. Ли. «Что я делал в Институте Харуна Фароки»

Часть 3: Вугар Эфенди. «Вот я смотрю на тебя»

Часть 4: Когонада. «Годар по кусочкам»

Часть 5: Ричард Мишек. «Чёрный экран»

Часть 6: Патрик Китинг. «Мотивы движения и современности»

Часть 7: Кэтрин Грант. «Efface»

Часть 8: Йоханнес Бинотто. «Лицом к лицу с фильмом»

Часть 9: Кристиан Китли. «Передай соль»

Часть 10: Лора Малви. «Джентльмены предпочитают блондинок (ремикс)»




главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject